Представители ОБСЕ покинули свой наблюдательный пост в Чечне, не оставив после себя никакого следа. Тихо, как орнитологи, из соображений, чтобы понапрасну не беспокоить фауну. С уходом представителей «Организации по безопасности и сотрудничеству» из кавказского кризисного региона завершается печальная глава в сотрудничестве между венским органом и Россией.

Москва лишь в июне 2001 года, после года проволочек, согласилась на открытие бюро ОБСЕ в контролируемом русскими чеченском селении Знаменское. До этого международные наблюдатели были вынуждены наблюдать за событиями на Кавказе из Москвы, расположенной за 2 000 километров. Тем самым Кремль хотел не допустить, чтобы организация успешно продолжала играть роль политического посредника, которым она являлась в первой чеченской войне 1994-1996 годов. Тогда ОБСЕ удалось побудить Грозный и Москву к подписанию хасавюртского мирного соглашения о «позорном мире», как его с той поры стали поносить в России военные и политики, которое они же осенью 1999 года и растоптали.

Окончательное «нет» продлению миссии Москва сказала еще в ноябре. Кремль, в частности, был готов продлить мандат, но на условиях, которые были неприемлемы для ОБСЕ, говорят ее представители. Если говорить ясным языком, Москва потребовала вывода представительства из кризисного региона в центр и принципиального отказа от какой-либо роли политического посредника. Вместо этого Москва приветствовала бы помощь ОБСЕ в гуманитарной сфере, которой Москва уделяет непростительно мало внимания.

Несмотря на оскорбление, представители ОБСЕ в Москве и в Вене проявляют, что касается оценки мер российской стороны, заметную сдержанность. 55 государств-членов ОБСЕ работают по принципу консенсуса. Это всегда накладывает отпечаток на содержание заявлений. Но осторожность миссии наблюдателей в том, как она обходится с мародерствующей в Чечне Россией, поражает, даже учитывая данное обстоятельство.

Голландец о Грозном не говорит

На этой неделе руководство в Совете было передано Нидерландам. Премьер-министр Нидерландов в своей речи по случаю вступления на пост не вспомнил о чеченском конфликте ни единым словом. В наследство, изощрялся он, получены вещи, которые требовали своего решения. «Разумеется, я уделяю особое внимание ситуации на Кавказе».

Кавказские горы раскинулись на территории четырех суверенных государств. Москва поэтому не должна чувствовать обиженной, наоборот, - со времени образования после событий 11-го сентября антитеррористической коалиции роль козла отпущения была возложена на соседа - Грузию. Кремль обвиняет Тбилиси не только в том, что тот подогревает войну в Чечне, но и в том, что предоставил в Панкисском ущелье убежище для международного терроризма.

Министр иностранных дел России Игорь Иванов проявил в конце прошлого года большую откровенность, чем его коллеги из ОБСЕ. Он не стал делать секрета из того, что хочет полностью вытеснить организацию по безопасности из процесса урегулирования конфликта. ОБСЕ, по его словам, не может правильно оценивать новые реальности, сложившиеся в сепаратистской республике. Ситуация в Грозном нормализуется, заявил министр спустя три дня после того, как чеченские боевики без всяких помех взорвали здание промосковского правительства. Погибли или получили тяжелые ранения двести человек. Нормализуется┘?

В действительности же ситуация в настоящее время далека от нормального состояния, как никогда прежде. И тем с большим тщеславием Кремль пытается строить потемкинские деревни, иными словами, возводить бутафорские фасады. Оселком этой стратегии является намеченный на март референдум по конституции, который должен также заложить фундамент для президентских выборов осенью. Однако главной целью является получение согласия на дальнейшее пребывание республики в российском государственном союзе. Результат предсказать нетрудно: подавляющее большинство танцующих под российскую дудку чеченцев выскажется за Россию. После выборов они передадут своим насильникам тысячу долларов, чтобы, по крайней мере, вызволить изувеченные трупы своих родственников. Еще Сталин знал, что главное не то, кто избирает, а кто подсчитывает результаты голосования. В бытность главой Кремля Путина такая точка зрения получает значительное распространение.

Канцлер Германии тоже за референдум

Проведение референдума одобрил также Герхард Шредер (Gerhard Schroeder), назвавший его шагом в направлении нормализации. Посол Вашингтона в Москве Александр Вершбоу (Alexander Vershbow) даже попытался предложить продлить мандат ОБСЕ, указав в нем, что организация может выступать в роли наблюдателя на референдуме и на выборах. Кто тогда захочет ставить под сомнение результаты, снабженные печатью, подтверждающей их честность? Кремль отказался даже от этой дружеской услуги, так как Москва в настоящее время чувствует себя достаточно сильной, чтобы отказываться от чужой помощи.

Однако внушает опасения то, что международное сообщество подает сигнал о своей готовности отказаться от основополагающих демократических принципов: выборы под угрозой штыков в условиях тлеющего конфликта до сих пор считаются нелигитимными. К тому же организаторы референдума не скрывают, что в голосовании примут участие также 80 000 временно дислоцирующихся на территории республики российских военнослужащих. Все это превращает затею в настоящий фарс.

Боевики большого значения уходу ОБСЕ из Чечни не придают. На одной из их страниц в Интернете говорится следующее: «Слава богу, что пришел конец мифу о присутствии ОБСЕ». Эмиссар чеченского президента Аслана Масхадова Ахмед Закаев прокомментировал ситуацию из своего убежища в Англии, сказав, что закрытие бюро спровоцировала пассивная роль ОБСЕ по отношению нарушения прав человека. Бескомпромиссный приговор представителям на местах, у которых были связаны руки, возможно, не совсем справедлив. Однако даже сотрудники российской комиссии по правам человека в Чечне жаловались в личной беседе на бросающуюся в глаза сдержанность наблюдателей Совета Европы и ОБСЕ.

Асламбек Аслаханов, депутат от Чечни в Думе, выступающий за мирное соглашение, тоже не верит, что положение теперь как-то изменится: «Ситуация настолько ужасна, что хуже не может и быть», - сказал он, говоря о преступлениях военных.

Финн хочет получить свою пенсию

Тем не менее, можно заметить, что изменения в восприятии ситуации произошли. На это указывает депутат Думы Владимир Рыжков: Кремлю окончательно удалось представить конфликт в качестве внутреннего российского вопроса.

Похвальным исключением в выводах Запада относительно действий России является точка зрения уполномоченного ОБСЕ по средствам массовой информации Фраймута Дуве (Freimut Duve). Он давно предупреждает об опасности «латиноамериканизации» и «перестройке без гласности» в путинской России.

Анна Политковская, сделавшая себе мировое имя на крайне острых материалах из Чечни, обвиняет Старый континент в статье, помещенной в «Новой газете», в том, что он в Чечне «осквернил Европу». Особенно суровой критике она подвергает ведущих представителей ОБСЕ и Совета Европы. Ее просьбу открыто назвать конкретных преступников со стороны военных руководитель миссии ОБСЕ финн Йорма Инки (Jorma Inki) отверг в очередной раз словами: «Я всего лишь простой финский дедушка и хотел бы еще насладиться пенсией».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.