Автор материала - эксперт по России Немецкого общества по вопросам внешней политики

Запад в ходе расширения НАТО и ЕС на Восток должен уделять больше внимания Республике Белоруссия, поскольку там все актуальнее становится вопрос о крахе режима Александра Лукашенко. Белоруссия до сих пор находится под деспотической властью диктатуры. Совет Европы даже отмечает ухудшение ситуации с правами человека в этой бывшей советской республике. Экономическая модель Лукашенко, направленная на консервацию советского социализма, потерпела крах. Положение ухудшается в результате внешнеполитической изоляции Белоруссии.

Запад Лукашенко нужен для его же собственного выживания. «Особые» отношения с Россией находятся в глубоком кризисе. Не один год Лукашенко твердил об интеграции своей страны с Россией, но в действительности эта риторика служила лишь тому, чтобы добиваться от России субвенций для поддержки своей находящейся в упадке экономики. В конце лета 2002 года Путин произвел сенсацию: Белоруссия, по его словам, должна, наконец, всерьез отнестись к вопросу о воссоединении. Глава Кремля предложил воссоединение по немецкой модели: шесть белорусских областей должны выйти из состава единого государства и стать новыми «субъектами» Российской Федерации.

Лукашенко запротестовал и тут же дал обратный ход. Сегодня он больше не хочет воссоединения с Россией. Попытки Лукашенко сделать недействительными прежние договоренности, например, относительно образования совместного эмиссионного центра для единой валюты в виде рубля под эгидой Центрального банка России, предотвратить продажу российским олигархам объектов белорусского энергетического сектора экономики, провалились. На Лукашенко оказывалось громадное давление с той целью, чтобы он шаг за шагом уступал контроль над эмиссией и государственную собственность, подлежащую приватизации, России. Буквально недавно в руки российского энергетического гиганта «Сибнефть» перешел контрольный пакет до этого российско-белорусского нефтяного концерна «Славнефть».

Прагматизм главы Кремля припирает Лукашенко к стенке. Москва безжалостно требует от Белоруссии возврата крупных долгов, которые братскому славянскому народу еще часто прощались в девяностые годы. На просьбы белорусской стороны о снижении таможенных тарифов Москва ответила требованием, чтобы белорусская налоговая система была приведена в соответствие с российской. Вещь, которая невозможна в связи с различиями, существующими между социалистической системой Белоруссии и капиталистической Россией. В отчаянии Лукашенко запустил денежный станок и разработал план действий, чтобы увеличить объем западных иностранных инвестиций в Белоруссии в 2003 году, составляющих сейчас три миллиарда долларов США, на 1,5 миллиарда долларов. Планируется также активнее привлекать западных предпринимателей к участию в приватизации государственной собственности: Лукашенко не хотел бы оставаться один на один с российскими олигархами.

Настоящая проблема Лукашенко заключается в том, что он лишился возможности выступать в роли антизападного рупора России. По мнению белорусского политика из стана оппозиции Анатолия Лябедька, идея пан-славянизма после событий 11-го сентября оказалась мертва. Если в девяностые годы Лукашенко мог предлагать свою страну националистически настроенной российской элите как цитадель против рвущегося на Восток Запада, чтобы выбивать для себя в Москве политические и финансовые льготы, то после начала сотрудничества Путина с Западом эта политика потеряла смысл.

В частности, Лукашенко в отношениях с Западом пошел на попятную и снова допустил в страну прежде закрытую миссию ОБСЕ. Ему все же придется снова восстанавливать почти прерванные отношения с Западом. Радикального поворота в сторону Запада ожидать от него вряд ли можно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.