Москва, 22 января 2003 года. Митинг протеста в поддержку старого друга России, Ирака, на прошлой неделе собрал в Москве не более 150 человек. Это помогает понять, почему президент Владимир Путин едва ли использует свое право вето в Совете Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН), чтобы помешать Соединенным Штатам нанести удар по Ираку. Даже в момент, когда остальная Европа все громче протестует против этой войны, доказывая, что инспекторы ООН по вооружениям не обнаружили почти никаких свидетельств наличия у Ирака программ разработки оружия массового поражения (ОМП), г-н Путин продолжает сохранять молчание. Ему известно, что у его избирателей есть более насущные проблемы, чем защита бывшего союзника.

Официально Россия призывает к мирному урегулированию кризиса и предостерегает Соединенные Штаты от нападения на Ирак в одностороннем порядке. Но сейчас, когда СБ идет к тому, чтобы на следующей неделе обсудить возможность военного удара по Ираку, Москва изо всех сил пытается избежать публичного разрыва с Соединенными Штатами. Аналитики политических проблем заявляют, что г-н Путин пытается остаться с президентом Джорджем Бушем-младшим (George W. Bush), чтобы гарантировать, что российские компании войдут в число участников раздела иракского нефтяного пирога, или же чтобы выиграть молчание Вашингтона по поводу своей собственной военной кампании с целью подавления сепаратистского восстания в Чечне. Но не менее важным для позиции г-на Путина, как считают наблюдатели, является настроение его электората.

Около 40% тех 1600 россиян, которые стали участниками опроса общественного мнения в октябре прошлого года, заявили, что, если Вашингтон нападет на Ирак, России "следует держаться в стороне" и продолжать оставаться союзником Соединенных Штатов в более масштабной войне с террором. Еще 14% опрошенных заявили, что Москве следует одобрить нападение Соединенных Штатов на Ирак. И только 3% опрошенных посчитали, что Москве следует принять меры военного характера для защиты Ирака.

Если канцлер Германии завоевал поддержку своих избирателей, заявив, что он против нападения Соединенных Штатов на Ирак, то "Путин весьма чувствителен к общественному мнению и видит, что ему не следует увязать (в Ираке) и рисковать нашими отношениями с Соединенными Штатами", - говорит Леонид Седов, старший научный сотрудник Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ'а), который провел этот опрос.

Вышесказанное не означает, что россияне дали Вашингтону полную свободу рук. На вопрос о том, почему, по их мнению, Соединенные Штаты хотят воевать с Ираком, 43% опрошенных ответили, что американцы "хотят показать всему миру, кто в нем хозяин". Еще 34% сказали, что Вашингтон хочет "взять под свой контроль иракские нефтяные месторождения". И россияне теоретически могут занять более активную позицию против военной агрессии Соединенных Штатов, если инспекторы ООН по вооружениям и в дальнейшем не найдут никаких прямых улик, свидетельствующих против Ирака. Во вторник российский министр иностранных дел Игорь Иванов назвал военное решение "исключительной и крайней мерой".

При наличии столь большого числа экономических проблем у себя на родине - от широко распространенной безработицы до прекращения подачи электроэнергии в целые города - мало кто из россиян желает, чтобы Кремль терял драгоценную энергию на иностранные дела. На митинге в Москве один правый законодатель в камуфляжном обмундировании, взяв микрофон, призвал своих соотечественников "отставить свои чашки с чаем" и повести борьбу с американским империализмом. Но толпа была малочисленной и безжизненной, и через час все разошлись по домам. Даже организаторы этого митинга признали свое поражение. "Россия устала от протестов - люди просто хотят нормально жить", - сказал Юрий Болдарев, рядовой член националистической Либерально-Демократической Партии России (ЛДПР).

Реакция было совершенно иной на бомбежки Сербии, в которых главную роль играли Соединенные Штаты: она вызвала к жизни мощные протесты россиян, которые ощущают сильную этническую привязанность к своим славянским соседям. В то время демонстранты забрасывали яйцами и пейнтбольными шариками американское посольство в Москве, а примерно половина из опрошенных полагала, что Кремлю следует принять дипломатические шаги по защите Белграда от агрессии. Сегодня всего лишь 21% опрошенных думают то же самое в связи с Ираком.

Аналитики говорят, что длительная война России против мусульманских повстанцев в Чечне способствовала укреплению чувства недоверия к мусульманскому миру в целом. "Люди не испытывают реальных симпатий к Ираку или к любой другой стране арабского мира - в них видят наших самых вероятных противников", - сказал г-н Седов.

Это разительно контрастирует с советскими временами, когда Москва развивала связи с арабами, и особенно с иракцами, надеясь таким образом сдержать влияние Соединенных Штатов на Ближнем Востоке. Вскоре после того, как г-н Хусейн (Hussein) пришел к власти в начале 1970-х годов, Советы завоевали его расположение, направив в Ирак армию инженеров, чтобы помочь в разработке первых в стране нефтяных месторождений. Позднее Россия являлась для Багдада главным поставщиком оружия в ходе его десятилетней войны с Ираном.

Многие из иракских ученых и политиков получили образование в российских университетах, и поэтому у них еще сохраняется тот дух сотрудничества, который был характерен для советских времен. На этой неделе иракский посол в Москве Аббас Халаф (Abbas Khalaf) заявил корреспонденту одной московской газеты, что Багдад "верит России и видит в ней лояльного партнера арабов и мусульман".

Кое-кто из россиян по-прежнему пылко выступает в защиту Ирака. Сергей Есин, директор Московского литературного института имени Горького, является членом Общества иракско-российской дружбы. "Я не верю в опросы общественного мнения - я думаю, что Россия будет очень активно поддерживать Ирак, если на него нападут Соединенные Штаты, - говорит г-н Есин, который полюбил иракцев после того, как 5 лет назад преподавал студентам в Багдаде русскую литературу. Однако г-н Есин в последний раз видел своих коллег из общества дружбы полтора года назад и, насколько ему известно, это общество не предпринимает никаких активных шагов, чтобы выразить свой протест против предстоящей войны с Ираком. "Мы соберемся, когда они начнут бомбить Ирак", - говорит он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.