- Владимир Путин сейчас присутствует в Киеве не только на открытии Года России на Украине, но и на неформальном саммите СНГ. Но вроде бы не все лидеры стран СНГ приехали, а кое-кто вместо себя послал в Киев премьера. Это так?

-Да, говорят, что приехали не все. Наверное, окончательно это будет ясно по итогам саммита.

- А почему президент Киргизии не поехал, почему в саммите не участвует Туркменбаши?

- В Киргизии сейчас очень сложная внутриполитическая ситуация, и лидер, видимо, побаивается оставить страну без первого лица. Но, по большому счету, серьезного значения для успеха или неуспеха именно этого мероприятия это не имеет. Почему? Потому что очень давно серьезных политических заявлений от имени Совета президентов стран СНГ не делалось. Делались заявления двухсторонние, соглашения подписывались двухсторонние, договоренности двухсторонние. Я в свое время нахально назвал СНГ содружеством независимых государей. С тех пор ничего не изменилось. СНГ - это клуб руководителей стран, которые, по крайней мере, последние годы никакого консолидированного заявления не делали и публичного решения (мы все-таки в публичной сфере находимся) не принимали. Но для двухсторонних переговоров это не помеха. Здесь, правда, может формально возникнуть некая проблема, если не будет делегированного представителя от всех стран, потому что председатель Совета стран СНГ назначается единогласно, и это может формально помешать Кучме стать председателем.

- Кстати, а как у нас сейчас в СНГ с председательством обстоят дела?

- У нас есть исполком┘ Есть еще председатель Совета - вот этого ареопага. Сейчас им является Путин. До этого в основном был Ельцин, но в какой-то момент им был Назарбаев. Путин на прошлой встрече в Кишиневе предложил назначить Кучму на этот пост. Как мне рассказывали свидетели, основным противником этого назначения был Александр Лукашенко, который сказал: «А они (Украина) ведь не ратифицировали договор СНГ, они не члены!».

- Но это ведь на самом деле так?

- Да. Он ударил по больному, но все закрыли глаза на то, что эта ратификация не произошла. Украину считают полноправным членом СНГ. Если, предположим, Акаев делегировал своему премьеру право голоса, то нужно смотреть, кто еще так сделает, и не является ли неприезд на саммит скрытым желанием не дать Кучме (не сказав "нет") стать председателем этого Совета.

- То есть лидеров стран СНГ все-таки волнует то, что лидер страны, которая не ратифицировала на уровне парламента договор...

- Это-то как раз, учитывая, мягко выражаясь, не до конца совершенный механизм демократических преобразований в большинстве стран СНГ, - их сильно не волнует. То что представитель России является председателем, они принимают. Ну, вроде бы страна самая большая - пусть будет и пусть остается. А вот то, что один из наших братьев вдруг становится начальником, хоть и на излете своей политической карьеры, - это, видимо, их задевает.

- А зачем вообще России нужно было собирать этот саммит именно на Украине? Это наше желание или стечение обстоятельств?

- Нет, наверное, все-таки это желание Кучмы для того, чтобы и таким способом как-то увеличить свой авторитет, не очень высокий на Украине.

- Но Россия с этим соглашается. Могла бы как-то в сторону уйти. Нет?

- России вообще-то после Кучмы нужен┘

- Не Виктор Ющенко?

- Скажем так: Москве после Кучмы нужен не враждебный России президент Украины. То есть слово "дружественный" я бы не употреблял. И нынешняя российская власть действует в этом смысле в рамках разумного. Представить себе сейчас, что этот президент Украины из украинской политической элиты может быть абсолютно дружественным нам, это было бы политическим прожектерством. Такова уж ситуация.

- А для вас угадывается кто-либо сегодня, кто может занять место Кучмы и быть таким невраждебным?

- Вы знаете, когда мы с Затулиным ездили перед выборами в Верховную раду на Украину, такой же вопрос задавали нам украинские СМИ. Но они ведь так задают вопрос, как у нас задавали за три года до выборов Путина: «А кто из этих (т.е. Лужков, Зюганов, Лебедь и Явлинский) будет президентом?». Я им отвечаю: «А вы не видите возможности появления пятого?». «Да больше некому появиться», - говорят, и при этом они не правы. Сейчас у них абсолютно уже как реальный кандидат рассматривается премьер-министр, которого тогда в колоде вообще не считали. Поэтому мне кажется, что и сейчас еще вопрос этот задавать преждевременно. Появятся еще новые фигуры. По крайней мере, сейчас закрывать список, как говорят, я бы не стал.

- Хорошо. На Украине объявлен Год России. На фоне этого российского года сейчас проходит неформальный саммит СНГ. Для саммита не только Украина, как принимающая сторона, но и Россия важна. А там уже протесты сейчас какие-то идут. В чем дело?

- Естественно, оппозиция должна высказывать свои протесты. Мы настолько привыкли к единогласию у наших соседей, что очень болезненно почему-то относимся, когда там некоторые говорят: «Геть Год России на Украине!». Но у них работа такая - они руховцы, они и будут говорить «геть», и пусть себе говорят.

- Но может быть, кто-то не приедет на саммит именно потому, что Россия играет слишком уж заглавную роль?

- Я бы не стал на их месте именно так критиковать Россию. Вы обратили внимание, что кишиневский саммит готовился год, потом еще переносился на полгода, а этот - киевский - возник как-то вдруг и неожиданно. Я так понимаю, что еще не накопилось у некоторых президентов необходимости пообщаться в этом неформальном клубе. Те, у кого накопилась необходимость, едут - Лукашенко едет, Кучма на месте остается, Воронин едет, Шеварднадзе едет. Есть о чем поговорить. А для остальных этот саммит просто не является так быстро после предыдущего саммита актуальным. Да и темы конкретной нет. Наверное, все бы явились на саммит, если бы было открыто и прямо провозглашено, что мы собираемся для того, чтобы определить, что нам делать вместе (СНГ именно) в условиях, когда американцы вот-вот ударят по Ираку. А когда повестка размыта и мало что изменилось за эти несколько месяцев, то о чем говорить?

- Создается впечатление, что СНГ вообще как-то слабо развивается. Нет?

- Если говорить честно, последнее время со странами СНГ у России часто возникают провалы.

- Даже в двухсторонних отношениях?

- Даже в двухсторонних. Ну, посмотрите, с Молдавией если всерьез разбираться, там очень плохо. Вроде бы поссорились с приднестровцами, но отнюдь не подружились с Ворониным. С Украиной - мы все минусы знаем. Их много. С Белоруссией - тоже. Вот убейте меня, но к 2005 году у нас не будет единой валюты. Не нужно им это! С Грузией - тоже все понятно, и опять минусы. С Туркменией - извините, мы же свою историю знаем, и вот так легко реагировать на фактический 37 год в этой республике! Я понимаю, что там наши газовые интересы и все прочее, но все-таки на явный 37 год в этой республике нужно реагировать иначе. Куда ни кинь - клин. С американскими базами в Средней Азии совершенно не ясно: формат не определен, сроки не определены.

- На что же в плане СНГ нам остается надеяться?

- Дела в нашем окружении - это не личные дела стран окружения (стран СНГ) - это наши дела, и мы любыми способами создаем вокруг себя пояс дружественных государств. Надо вести себя так, или надо от них полностью изолироваться, создавать нормальные границы, нормальный визовый режим и прочее. Или одно, или другое! Но вот находиться в таком промежуточном состоянии, когда у нас полностью открытое пространство визовое, и при этом неограниченный суверенитет этих стран, - это абсолютно взрывоопасная вещь для России, потому что она не имеет своего личного пространства. Тогда чем отличается, грубо говоря, та же самая Украина от Чечни? В том плане, что это тоже - пространство открытое, но при этом наши законы там не действуют.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.