Москва, 12 февраля 2003 года. Умелое дипломатическое маневрирование в Берлине и в Париже на этой неделе позволило российскому президенту Владимиру Путину вывести Россию на неожиданную позицию, где ее голос становится потенциально решающим в предстоящих в Организации Объединенных Наций (ООН) дебатах по проблеме военной акции против Ирака. И вот теперь России предстоит нечто куда более трудное: решить, в какую сторону ей качнуться.

За какие-то дни до запланированного на пятницу доклада инспекторов ООН по вооружениям Совету Безопасности (СБ) ООН г-н Путин использовал свою четырехдневную поездку по Европе для того, чтобы прочно объединить Россию с Германией и Францией, выступающими против любого возглавляемого Соединенными Штатами поспешного нападения на Ирак. Но во время нехарактерного для него блица газетных и телевизионных интервью и пресс-конференций г-н Путин также прилагал большие усилия, чтобы не исключать напрочь более жесткую акцию против Ирака, в том числе и военные удары. Главное, говорил он, это чтобы любая американская акция была заблаговременно одобрена ООН.

"Разумеется, мы находимся в контакте с нашими американскими партнерами, и я не думаю, чтобы было правильным раздувать какие-то антиамериканские настроения в связи с касающимися Ирака событиями", - сказал он в воскресенье на пресс-конференции с канцлером Германии Герхардом Шредером (Gerhard Schroeder), который является главным европейским противником военной акции.

"Мы согласны, что нужно оказывать на Ирак давление, - сказал он. - Но мы должны понимать, чего не хватает международным инспекторам для того, чтобы эффективно делать свою работу. И после того, как мы получим их доклад, мы в СБ ООН примем решение, что нам делать дальше". Он имел в виду намеченный на пятницу доклад Ханса Бликса (Hans Blix), одного из двух руководителей инспекторской группы, о соблюдении Ираком требований ООН о разоружении. Ожидается, что доклад г-на Бликса подготовит условия для острых дебатов по вопросу новых требований к Багдаду, чтобы тот сообщил данные о своем оружии массового поражения (ОМП) и уничтожил его.

Представляется, что европейский визит президента Путина позволил России занять позицию сильного влияния как на противников, так и на сторонников войны против Ирака в открывающихся на следующей неделе в ООН дебатах.

Будучи убежденным сторонником войны Соединенных Штатов с терроризмом - и скептиком в отношении необходимости для Соединенных Штатов нападать на Ирак - Россия занимает среднюю позицию среди пяти постоянных членов СБ ООН, обладающих правом вето. Ее голос потенциально способен оставить любую из сторон в неудобном положении меньшинства в судьбоносном международном решении.

Один высокопоставленный официальный представитель США, говоря на условиях анонимности, сказал в интервью на этой неделе, что г-н Путин "не утверждает ничего и не исключает ничего". "В данный момент отношения с Соединенными Штатами являются для России наиболее важными, - сказал этот официальный представитель. - Путин хочет, чтобы эти отношения оставались хорошими".

На первый взгляд может показаться, что это не так. Во Франции на этой неделе г-н Путин сделал Вашингтону самое резкое предостережение за весь период иракского кризиса, заявив в интервью французскому телевидению, что Россия, возможно, использует свое право вето в СБ, чтобы заблокировать принятие решения, одобряющего военные удары, пока не исчерпаны все остальные способы обнаружения и ликвидации запасов иракского оружия. Он также присоединился к Германии и Китаю в поддержке нового французского предложения, которое, очевидно, будет озвучено на заседании СБ: значительно увеличить состав группы инспекторов как альтернативу войне.

Позднее Министерство иностранных дел России заявило, что планирует опубликовать на этой неделе правительственный анализ обвинений против Ирака, которые в прошлую среду представил ООН государственный секретарь США Колин Пауэлл (Colin L. Powell). В высшей степени маловероятно, что в государственном анализе будут содержаться положения, подрывающие публичные аргументы президента России. А г-н Путин сказал в Берлине на этой неделе, что, хотя инспекторам ООН по вооружениям и следует изучить озвученные г-ном Пауэллом обвинения в адрес Ирака, он не видит в них ничего, что оправдывало бы применение силы.

Однако эксперты здесь и за границей говорят, что г-н Путин при определении позиции России жонглирует целой серией неизвестных величин. В их число входит содержание доклада г-на Бликса о соблюдении Ираком требований ООН; перспектива того, что Соединенные Штаты в ходе частных встреч предложат вниманию России новые убедительные данные разведки по Ираку; возможность того, что нападение на Ирак инициирует более широкую войну на Ближнем Востоке и усиление террористической деятельности; а также и шансы, что эта война уничтожит налаживаемые десятилетиями российские политические и экономические связи в Ираке.

Некоторые говорят, что во всем этом имеется и другой фактор: г-н Путин должен принять во внимание, в какой степени его пренебрежение интересами как европейских "голубей", так и американских "ястребов" может повлиять на его собственные планы более тесного привязывания России к Западу.

В этом почти нет сомнений, сказал давно занимающийся изучением России Александр Рар (Alexander G. Rahr), сотрудник немецкого Фонда Кербера (Kоеrber Foundation) и руководитель отдела Восточной Европы Германского общества внешней политики (German Council on Foreign Relations), который беседовал с кремлевскими чиновниками во время пребывания г-на Путина в Берлине на прошлой неделе.

"Они сказали, что 'если мы станем разыгрывать европейскую карту, то мы будем играть на очень маленьком поле - в Европе'", - сказал г-н Рар. В противопоставление этому, как Россия, так и Соединенные Штаты нужны друг другу на Дальнем Востоке, где на границе с Россией накаляется северокорейский ядерный кризис; в Южной Азии, где Индия и Пакистан флиртуют с войной; на Ближнем Востоке, где и американцы, и россияне имеют важные интересы; а также на Кавказе, где обе нации сражаются с терроризмом.

У Европы, сказал г-н Рар, нет важных интересов или влияния в вышепоименованных регионах; более того, дебаты вокруг Ирака разрушили собственное, вроде бы растущее единство Европы по самым основным вопросам внешней политики и обороны. "Решающий вопрос, - сказал он, - это что делать: выступать против Америки или играть вместе с Америкой? Шредер выбрал очень опасный путь отчуждения Германии от Соединенных Штатов. Россия этого не делает".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.