Вечером в среду в Москву прилетал германский канцлер Герхард Шредер. Всего на несколько часов - переговорить с глазу на глаз с президентом России Владимиром Путиным. Единственной задачей экспресс-визита у немецкого гостя была попытка выяснить ту границу, до которой Россия, Германия, а также Франция, объединенные общей позицией по дипломатическому разрешению иракского кризиса, готовы идти в спорах с жесткой устремленностью Вашингтона на войну.

Шредер приехал в Россию на следующий день после того, как в Совете Безопасности ООН окончательно сформировались два центра силы: американо-британский, выдвинувший проект резолюции, фактически объявляющей войну Ираку, и франко-германо-российский, призывающий к продолжению деятельности международных инспекций в этой стране. В результате президент Путин по окончании беседы с канцлером заявил, что Кремль считает неприемлемым принятие резолюции по Ираку, которая давала бы право на автоматическое начало войны. По его словам, "мы готовы к тому, чтобы разговаривать, но мы не готовы воевать, и считаем, что это плохое решение".

В настоящий момент с таким подходом готовы согласиться большинство членов Совбеза ООН. Вместе с тем, наиболее приемлемым выходом из ситуации, безусловно, станет снятие резолюции с повестки дня. Очевидно, что если голосование по вопросу "давать США добро на войну или нет" вообще не состоится, то у мировых держав не будет и повода для серьезной и не нужной никому ссоры. Именно поэтому, министр иностранных дел России Игорь Иванов, который находится с визитом в Китае, заявил в четверг, что в Москве не видят "никаких оснований" для постановки в Совете Безопасности ООН вопроса о применении против Ирака мер силового воздействия.

Несколько часов спустя после этих слов главы российского дипломатического ведомства состоялся телефонный разговор Джорджа Буша и Владимира Путина, уже четвертый за последний месяц. По сообщению пресс-службы президента России, лидеры двух стран, обсуждая иракскую тематику, "выразили намерение активизировать работу ООН в целях выработки такой схемы действий, которая бы обеспечила интересы всего мирового сообщества". Другими словами, Москва не только не драматизирует ситуацию по поводу разногласий вокруг Ирака, но и не теряет надежды на то, что Вашингтон согласится на разумный компромисс.

Кроме того, Путин и Буш говорили о ядерной проблеме КНДР, обострившейся в связи с появившейся информацией о пуске северокорейского ядерного реактора в Йонбене. В Вашингтоне по этому поводу уже прозвучало несколько заявлений в духе того, что "мы разберемся с Саддамом, а потом сразу займемся Ким Чен Иром". Впрочем, такой боевой задор вряд ли найдет понимание в Конгрессе, если ему предложат выделить еще несколько десятков миллиардов долларов на войну в небогатой нефтью, но имеющей миллионную армию стране. В ходе разговора президенты России и США высказались за выработку именно политико-дипломатических мер для оздоровления ситуации на Корейском полуострове.

В то время пока политики и дипломаты пытаются найти выход из лабиринта разногласий, в мире все слышнее становится голос общественного мнения. Волна антивоенных протестов, которая уже обогнула земной шар, становится все более серьезным фактором, влияющим на принятие решений правительствами тех или иных стран.

Неуклюжая попытка Белого дома сбить волну критики и, в частности, объясниться, что США, мол, вовсе не имеют никаких видов на иракскую нефть, лишь свидетельствует о том, что американских "ястребов" обличительный голос улицы задел за больное место. Те, кто отказываются признавать сам факт обсуждения необходимости нападения на Ирак и все больше говорят о "послевоенном" обустройстве этой страны, тем самым делают более зыбкими надежды на тот самый разумный компромисс, который сохранил бы единство международного сообщества.

"С Саддамом надо покончить, и побыстрее, мы сделаем это с союзниками или без" - таков, простыми словами, однотипный ответ апологетов войны на все призывы оппонентов услышать голос разума и тщательно взвесить все последствия, к которым приведет война в Ираке, и, самое главное, каким станет весь "послевоенный" мир. Тем не менее, американский запал, поднесенный к пороховой бочке на Ближнем Востоке, может надолго похоронить не только надежду на стабильность в регионе, но и всю нынешнюю систему международных отношений (которая итак уже покрылась сетью глубоких трещин).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.