- Говорят, что уже лет 150 не было такого визита, какой сейчас совершает Владимир Путин в Великобританию? Но Николай II там точно был. Не могли бы вы как-нибудь прояснить эту историческую ситуацию?

- Все дело в том, что визит Путина, который сейчас проходит, имеет статус государственного, что довольно существенно отличается от рабочего визита. Поэтому считается, что предыдущий визит российского лидера, который носил статус именно государственного, произошел в 1844 году, когда Великобританию по приглашению королевы Виктории посетил Николай I. Но в Великобритании были и позже другие русские цари, в том числе это и Александр III, и Николай II.

- Но это уже были визиты не государственного уровня?

- Визит, носящий статус государственного, это визит, который британский монарх может предложить для глав других государств только два раза в год. Он носит очень официальный и в самом деле исторический характер каждый раз, кто бы ни приезжал в Великобританию. Для России последний раз это было 159 лет назад именно в случае с Николаем I.

- А что значит особый характер?

- Этот визит, в отличие от рабочих, осуществляется по приглашению не премьер-министра, а монарха, в данном случае - королевы Елизаветы.

- Вы сказали, что по законам Великобритании королева может пригласить только двух человек в год?

- Да, но дело в том, что у Британии писанной Конституции нет, и поэтому по британской традиции, по неписанному правилу британского дипломатического этикета, британский монарх только дважды в год может направить главам других государств и правительств приглашения такого рода.

- Надо так понимать, что эти 159 лет британские монархи использовали два раза в год свое право, но России не было в числе тех, кто приезжал, а теперь дошла очередь и до России. Так?

- Да, 159 лет назад, в том самом памятном 1844 году, отношения между странами носили еще довольно неплохой, дружественный характер. Позже последовали Крымская война, противоборство в Афганистане и в Средней Азии, в Иране, так называемая "большая игра", ну и, естественно, вконец отношения между странами испортились после Октябрьской революции в России в 1917-м и после убийства членов российской монаршей семьи, члены которой были родственниками по разным линиям британской царской фамилии.

Поэтому этот визит - он человеческий в том смысле, что уже не только с точки зрения британского политического истеблишмента, но и с точки зрения его монаршей составляющей, Россия возвращается в лоно тех цивилизованных стран, которые в Великобритании готовы принимать на таком высоком уровне. В отношениях с Великобританией Россия закрыла последнюю страницу последствий холодной войны, которая много лет портила отношения между странами.

- Можно ли сказать, что Россия возвращается в период до 1917 года, когда отношения, может быть, были не очень хорошими, но российский монарх не был убит?

- Да, конечно, в определенном смысле это сказать можно, и передача нам российского флага еще царской России как бы символизирует эту идею. Другое дело, что, конечно, отношения между нашими странами в таком рабочем, прагматическом порядке были тесны очень и в советское время, еще задолго до Маргарет Тетчер, когда премьер-министры, начиная с Мак Милана, предпринимали много шагов, для того чтобы служить своего рода связующим звеном между Россией и США.

Поэтому в плане практической дипломатии отношения между нашими странами всегда были близкими, вне зависимости от того или иного периода истории. Но что касается полнокровных отношений без задних мыслей, отношений, которые не вызваны необходимостью, а строятся на самом деле искренне, то это впервые. Похоже, что этот визит как раз зиждется на таких новых качественных основах, несмотря на то, что, естественно, противоречия между странами как были, так и есть, но они вызваны уже не идеологическими, а объективными причинами, которые отражают сумму национальных интересов обоих сторон.

- Мне кажется немного символичным, что вот этот 160-летний срок - до 1917 года и после - разбит практически пополам, и проблемы были и до, и после. Одна из серьезных проблем сегодня, колторая обсуждается Блэром и Путиным, - это проблема отношений между Британией и Россией после войны в Ираке. Как вы считаете, серьезны ли сегодня в Америке и Британии те слушания, которые идут по возможной фальсификации наличия ОМУ в Ираке? Серьезны ли вообще разговоры о том, что если не найдут ОМУ в Ираке, то это повлияет на российско-британские и российско-американские отношения?

- Я думаю, что уже довольно давно стало ясно, что ссылка на обладание Саддамом Хусейном оружием массового уничтожения была больше предлогом для нападения на эту страну, чем реальной причиной. Председатель ЮНМОВИК Ханс Бликс уже в открытую заявляет о том, что подозревает как США, так и Великобританию в намеренном педалировании ситуации, которая складывалась вокруг Ирака перед войной. То есть фактически он обвиняет Вашингтон и Лондон в том, что они ввели в заблуждение общественное мнение, для того чтобы заручиться поддержкой.

Раз так, то вряд ли сейчас реальной, приоритетной целью американского правительства является поиск на территории Ирака ОМУ. Скорее всего, им важно было бы его найти сейчас не из-за вопросов принципа, а для того чтобы выпустить пар и вывести себя из-под удара. Все дело в том, что в Великобритании у Тони Блэра сейчас положение далеко не завидное, потому что в парламенте идет расследование по поводу того, насколько правительство правильно действовало, и по вопросу о том, имело ли оно достаточное основание для того, чтобы вступать в войну. У Тони Блэра могут быть еще довольно крупные неприятности из-за этого, но я не думаю, что они могут принять стратегический характер, в результате чего он лишится власти или потеряет шанс на победу на следующих выборах.

- Понятно. Путин в Англии не особо сильно педалирует тему Ирака, Ирана и Северной Кореи в силу того, что России тоже не очень выгодно портить отношения с Британией и США? Ошибки этих партнеров Москвой зафиксированы - это ясно, но жизнь идет дальше. Не соответствует ли нынешняя ситуация в мире пословице «собака лает, а караван идет»? При этом Россия фактически уже «не лает».

- Для России вопросы об Иране, КНДР и послевоенном устройстве Ирака являются довольно принципиальными, но выноситься на передний план они не будут на переговорах между Путиным и Блэром по другой причине. Сама суть государственного визита заключается не столько в дипломатических переговорах между лидерами двух стран, сколько в том, чтобы они решали какие-то проблемы между собой в политической сфере┘

- У них для этих вопросов есть другое время?

- Конечно. Этот визит для заявлений о том, что страны являются партнерами и друзьями, что они готовы употребить все свои силы и средства для совместного решения проблем международной политики. Как правило, в ходе таких визитов все острые углы, все противоречия, которые существуют между странами, стараются обойти стороной. Поэтому я не жду, что будут остро подняты вопросы об Иране, Ираке или о Чечне. Оба лидера не заинтересованы в том, чтобы сыпать соль на те раны. Скорее всего, эти темы будут упомянуты, но вряд ли по ним стоит ждать каких-то развернутых формулировок и с той, и с другой стороны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.