Уголовное дело # 193612 по ч. 3 ст. 159 УК (мошенничество в крупных размерах) было возбуждено по заявлению экс-милиционера, а ныне предпринимателя Андрея Андреева, Главным следственным управлением при ГУВД Москвы в январе 2002 года. Бизнесмен утверждал, что с сентября по декабрь 2001 года некие Родион Гамзаев, Сергей Ботев, Ярослав Кузнецов путем вымогательства и мошенничества завладели принадлежавшими ему акциями ОСАО «Ингосстрах», САО «Ингосстрах-Россия», АКБ «Автобанк» и ОАО «НОСТА». В марте 2002 года дело было передано в Следственный комитет МВД. А вскоре все эти компании перешли к новым владельцам, среди которых акционеры «Русского алюминия» и «Базового элемента», контролируемых Олегом Дерипаской.

Представители новых владельцев утверждали, что в действительности юридически сделка была абсолютно чистой. К такому же мнению пришли в итоге и представители Следственного Комитета (СК) МВД, в связи с чем 30 июня последний прекратил это дело за отсутствием состава преступления. Однако уже 11 июля 2003 года Генпрокуратура его возобновила. «Расследование дела проводилось c нарушениями, не выполнялись и указания надзирающего прокурора, - пояснили Стране.Ru в пресс-службе Генпрокуратуры. - В частности, допускалась серьезная волокита, и вообще дело было прекращено еще до того, как поступили результаты бухгалтерской экспертизы».

В Генеральной прокуратуре особенно подчеркнули, что никакого особого контроля за делом Андреева не было, и что прокуроры проверяют все дела, которые проходят через СК. Да и в Следственном комитете всячески пытались избежать конфликта с надзорным органом, всячески подчеркивали обыденность ситуации. «Ну, да, следят они за нами», - меланхолично заметил сотрудник СК. За всеми остальными комментариями милиционеры предложили обращаться к прокурорам.

Действительно, неравенство правоохранительных органов заложено в законодательстве. По закону «О прокуратуре» ведомство Владимира Устинова надзирает за МВД и даже вправе принять к производству расследование любого преступления. Более того, по УПК уголовное дело может быть возбуждено только с санкции прокурора. Что же касается прекращения расследования, то по ст. 213 УПК копия соответствующего постановления следователя направляется прокурору, который, согласно ст. 214 УПК, имеет право отменить его и возобновить производство по делу.

Впрочем, если правомочность решения Генпрокуратуры сомнений не вызывает, то вот его обоснованность остается под вопросом. Дело в том, что все арбитражные процессы г-н Андреев проиграл. Примечательно и то, что в свое время заместитель Генпрокурора РФ Владимир Колесников заявлял о допущенных следователями нарушениях, причем - в пользу экс-милиционера. Например, ему передавались копии процессуальных документов. Так что полностью исключать экономико-политическую подоплеку этого дела все-таки нельзя.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.