- Министр обороны администрации Клинтона Уильям Перри считает, что война между США и КНДР вполне возможна после того, как Пхеньян заявил о том, что может создать полдюжины ядерных бомб. Что Вы думаете по этому поводу?

-У меня такое впечатление, что руководство Северной Кореи хочет подороже продать миф, Или не миф, а реальную возможность развертывания широкомасштабной ядерной программы.

- Корея готовит почву для переговоров с выгодой для себя?

- Северным корейцам предлагаются международные гарантии безопасности. Но если бы американцы пошли с ними на прямые переговоры, и если бы американцы согласились предоставить им какие-то дополнительные гарантии безопасности, то они готовы были бы на свертывание своей ядерной программы. С другой стороны Ким Чен Иру не откажешь в логике. Он говорит, что если Соединенные Штаты считают военную силу единственным и самым главным инструментом своей внешней политики, то задача других стран, которые не хотели бы оказаться в положении Ирака, остается только одна - как можно более быстрая разработка собственного ядерного оружия для сдерживания американцев. Я не исключаю, что Ким Чен Ир действительно верит в такую стратегию, но эта стратегия очень опасная. На самом деле в обладании Северной Кореей ядерным оружием не заинтересован никто в мире, и особенно ее ближайшие соседи. Эти соседи - все не последнего десятка страны: Китай, Япония, Южная Корея, Россия и Соединенные Штаты.

В случае с КНДР нет поддержки какого-то арабского мира, нет поддержки ислама. Это чистый анклав, но у этого анклава зомбированная миллионная армия, которая в отличие от армии Ирака в случае чего будет воевать, хотя почти ничего есть не будет. Дело в том, что я с очень большим уважением отношусь к господину Перри, я много раз с ним встречался, и нам приходилось много раз участвовать в совместных проектах. Господин Перри - человек, который на ветер слова не бросает. Это не журналистское преувеличение, это оценка очень здравого и трезвого аналитика, не склонного к крайностям. Если он говорит такие слова, значит, за этим есть какая-то реальность. Это даже не заявление деятелей типа Рамсфелда, который занимает официальную позицию. Он никогда так заранее не скажет.

Я просто напомню историю. Когда-то ведь Ирак тоже разрабатывал свою ядерную программу, очень интенсивно это делал и во многом преуспел. И начал строительство мощного ядерного реактора.

- Да, но Израиль ударил по этому реактору.

- Израиль в нарушение всех норм международного права, ни с кем ничего не согласовывая, одним бомбовым ударом ликвидировал эту угрозу. Мир за это, я думаю, Израилю до сих пор тайно благодарен, благодарен за такое нарушение международного права.

- Как, по-вашему, у Израиля есть атомная бомба или нет? Во всяком случае известно, что у Индии бомба появилась, у Пакистана тоже. А почему Корее запрещают?

-Израиль несколько раз заявлял об этом косвенно. Но, несмотря на то, что договор о нераспространении ядерного оружия подписан огромным количеством государств и продлен на неопределенный срок, несмотря на то, что он считается одним из гарантов нераспространения ядерного оружия, этот договор дискриминационен по природе. Он сразу выделил клуб пяти, которым официально разрешено иметь ядерное оружие, и остальных, которые соглашаются с этим в обмен на гарантии безопасности и неприменения против них никогда ядерного оружия.

- Они согласны с диктатом, если им создадут определенные условия?

-Это не совсем диктат. Конечно, договор сыграл очень положительную роль в мировой истории. Но, повторяю, он, по сути, дискриминационный. Там говорится, что есть государства, которым уже можно, а есть те, которым нельзя. Иными словами, есть те, кого считают достаточно взрослым и ответственным, чтобы, условно говоря, покупать пиво в бане, а есть другие, поведение которых может быть непредсказуемо.

Так вот опасность Ким Чен Ира состоит не в том, что в отличие от Индии, Пакистана и Израиля трудно предсказать поведение этого лидера в условиях полного тоталитаризма, в условиях отсутствия всякого контроля, в условиях одержимости некоторыми идеологическими догмами. Нельзя сказать, будет ли он использовать это оружие только как фактор сдерживания или сочтет необходимым нанести превентивный удар. Вся сложность в том, что ядерное оружие в руках таких режимов - это угроза всему миру. Грубо говоря, у Ким Чен Ира даже может не быть средств доставки. Ему достаточно просто организовать у себя на территории пару ядерных взрывов. И это катастрофа для всей Кореи, это катастрофа для Японии, это катастрофа для Дальнего Востока России.

- Политически решить дело еще можно?

- Я считаю, что пока еще можно найти политический способ решения. Если такой способ не будет найден, я не исключаю, что американцы применят силу. Но дело в том, что американцам применять силу очень опасно, и они этого не хотят в связи с непредсказуемостью Ким Чен Ира ввиду наличия у него ядерного оружия, в виду того, что на Корейском полуострове находится несколько десятков тысяч американцев - американские войска. Даже если не говорить о ядерном оружии, крупнокалиберная гаубичная артиллерия с 38 параллели может обстреливать пригороды Сеула. То есть война на Корейском полуострове совершенно недопустима. Если говорить о какой-то военной акции, то она должна быть молниеносно обезоруживающей.

- А смогут ли американцы это сделать?

- Пока у меня в этом смысле есть очень серьезные сомнения, потому что КНДР - это совершенно не Ирак. Тут можно говорить о какой-то специальной операции. Как сделать, чтобы обезвредить этот ядерный потенциал силой и не дать ему строиться дальше и не вызвать при этом взрыва, не знаю. Это задача очень трудная и, на мой взгляд, американцы неправильно распределили приоритеты, сосредоточив все усилия на Ираке, а Северную Корею проспали.

- То есть в принципе политики правы в том, что нужно было раньше принимать меры, потому что сейчас ситуация может стать бесконтрольной?

- Во всяком случае, в зону, значительно более трудную для поисков политического решения.

- Вам не кажется, что Москва как-то слишком спокойна и говорит на эту тему не очень внятно?

- Нет, мне кажется, что говорит-то Москва внятно, но оказалось, что после Ирака нас не то чтобы оттеснили, но отодвинули в решении этой проблемы. Все политические проблемы решаются в рамках четверки: Америка, Южная Корея, Северная Корея, Япония. А Россия по ядерной программе перестала быть полноправным участником. И это, конечно, не может не тревожить, потому что у России очень много способов повлиять на Ким Чен Ира. Больше, чем у других. И контактов у нас было больше.

Кстати говоря, Южная Корея строит стратегию совсем не на войне с Севером, а на постепенном смягчении политического режима, экономического подтягивания. Это проект строительства железной дороги, врезка этой железной дороги в Транссиб- это мирный рычаг. Кроме того, совсем недавно в Северной Корее ввели деньги, это было шоком для населения. До этого все распределялось, и два раза в год штаны и ботинки в виде подарка людям выдавал Великий Руководитель.

- Короче говоря, миру не удастся обойтись без помощи России и Китая в решении всех корейских проблем?

- Не удастся. Время пошло уже на дни, недели и часы.

- Придет время, когда скажут: «Москва и Пекин, помогите!»?

- Не знаю, скажут или нет. Если придут к выводу, что помогать уже не в чем и что единственный способ - это нанести превентивный удар, то ударят. Нынешнему американскому руководству такая мысль прийти в голову может. Против этого, кстати, очень сильно будут возражать Китай, Япония и, самое главное, Южная Корея.

- Американцы опять останутся здесь в одиночестве?

- Не то, чтобы в одиночестве. На самом деле эта угроза - угроза для всех. Но силовой способ разрешения этой угрозы будет вызывать очень большие сомнения у многих, особенно у Южной Кореи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.