Главный экономист российского представительства Всемирного банка Кристоф Рюль (Christof Ruehl) говорит в своем интервью о состоянии и перспективах развития экономики России, о том, что вызывает тревогу.

"Der Standard": Первый президентский срок Путина подходит к концу. Каким будет Ваше резюме как экономиста?

Рюль: «Это же экономика, болван», - сказал Клинтон (Clinton). Если кто-то и следует этому принципу, то, конечно же, прагматик в сфере экономики Путин: он хочет видеть экономически мощную Россию. Его заслуга в том, что он консолидировал страну. Но темпы экономического реформирования в прошедшие два года упали, выдвинуты другие приоритеты. В самой экономике в данный момент наблюдается, скорее, застой, все ждут приказа на марш. В настоящее время пока еще трудно сказать, пойдет ли развитие в обратном направлении или же сейчас наблюдается переходный этап.

"Der Standard": Однажды Вы назвали большой опасностью для страны усталость от реформ и апатию. Разве у Вас не появляется внутренняя тревога?

Рюль: Вы тоже бьете тревогу. Но можно также было бы сказать, что люди в период выборов всегда делают передышку. Я бы не стал выносить свой приговор относительно усталости от реформ и тенденций долгосрочного плана до следующего лета, когда будут позади президентские выборы и первый этап принятия решений. Если ситуация будет развиваться, как в последние полтора года, и после переизбрания Путина, то сигналы тревоги станут более явственными. Перед Путиным стоит не только задача реформирования административной, банковской системы или энергетического сектора, но и предельно сложная необходимость адаптации цен на газ и электроэнергию. Это важно, в ином случае чрезвычайно энергозатратная российская экономика будет продолжать оставаться неконкурентоспособной. Я пока не вижу, чтобы государство намеревалось более активно вмешиваться в экономику, чем оно это делало до сих пор. Но пойдет ли дальнейшее развитие в сторону рыночной экономики, этого в настоящее время не знает никто. Есть серьезные признаки того, что продолжения масштабной приватизации не будет. Будут говорить, мол, мы добились стабильности и притока инвестиций, сохраняется высокая цена на сырьевые ресурсы; мы не станем нарушать достигнутое равновесие, продолжая процесс приватизации. Здесь играет значение вопрос, будет ли продолжен курс вопреки сопротивлению уставшего от реформ и приватизации населения.

"Der Standard": Как Вы относитесь к истории вокруг нефтяного гиганта ЮКОС спустя полгода после ее начала?

Рюль: Все в целом имеет несколько аспектов. Мне кажется важным то, о чем никогда не говорили: о косвенных последствиях для предпринимательства в плане корпоративности руководства. О ЮКОСе можно говорить, что угодно, но основные показатели его деятельности были, что нетипично для России, транспарентными, с ними можно было познакомиться в Интернете, и прокуратура имела хорошую возможность возбуждать дело, воспользовавшись информацией с этой веб-страницы. Мы всегда пытались убеждать людей в экономической целесообразности транспарентности в деятельности компании. Предприниматель теперь из-за произвола не один раз подумает, прежде чем открывать данные о своей фирме.

"Der Standard": Вас не тревожит бегство капитала?

Рюль: Я не вижу опасности: капитал олигархов и без того находится за границей. Если взять крупнейшее вложение капитала в России, предпринятое концерном "Brtish Petroleum" в компанию ТНК (Тюменская нефтяная компания), то это чисто транснациональная оффшорная акция между двумя банками, один из которых является лондонским. Другая часть нормальных российских предпринимателей приветствует шаги, направленные против олигархов, рассматривая их, прежде всего, как возможность большей конкуренции; они свои деньги вряд ли станут переводить за рубеж. Другая группа иностранных инвесторов - люди опытные, поскольку сделали долгосрочные вложения в развитие производственных мощностей. Остаются лишь зарубежные портфельные инвесторы, они, возможно, понервничают, но российский рынок ценных бумаг столь незначителен, что он, собственно, не играет большой роли в деле развития экономики как целого.

"Der Standard": Но вопрос обхождения с олигархами вызывает неприятные ощущения.

Рюль: Для того, чтобы понять подоплеку кампании надо знать следующее: мы установили, что добывающие компании легально регистрировали в регионах посреднические акционерные общества, в результате чего государство не досчитывалось на федеральном уровне налогов в размере трех процентов внутреннего валового продукта (ВВП). В стране, где бюджет составляет двенадцать процентов ВВП, это много. И вот теперь, когда делается попытка закрыть брешь, способствующую уходу от налогов, можно видеть, какой властью эти концерны обладают. Большой проблемой остается концентрация прав собственности. Мы установили, что такая концентрация характерна не для всей экономики, а для определенных секторов, прежде всего, для сырьевого сектора. В других отраслях, таких, как сфера услуг, концентрация невысокая. При условии дальнейшей концентрации в российской экономике - прежде всего на уровне компаний - возникает опасность, что олигархи создадут монополии. Счета оплачивает потребитель. Страну необходимо открыть для конкуренции и создать более эффективный институт, чем нынешнее Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства.

"Der Standard": Насколько реалистичной является поставленная Путиным задача увеличения в ближайшие десять лет в два раза внутреннего валового продукта?

Рюль: Независимо от того, реалистичны цифры или нет, стратегия по возможности максимального экономического роста для такой страны, как Россия, полностью отвечает обстоятельствам, так как она подходит для борьбы с бедностью. Многие люди в России все еще живут за чертой бедности. То есть, если внутренний валовой продукт несколько увеличится, многие сойдут с мели и вырвутся из нищеты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.