Политические наблюдатели России со времени ареста 25-го октября 2003 года Михаила Ходорковского, самого богатого человека России и главы четвертой в мире по объемам добычи нефти компании, и последовавшим вслед за этим уходом в знак протеста главы администрации президента, ждали падения последнего выжившего представителя 'ельцинской семьи', а именно премьер-министра Михаила Касьянова. Несмотря на это крупные, западные газеты сообщали о телевизионном обращении Путина, сделанном в прошедший вторник, как о 'громе среди ясного неба в Кремле' или же как о 'неожиданном ходе'.

Московский корреспондент швейцарской газеты 'Neue Zuercher Zeitung', известной трезвым стилем своих материалов, обратился почти к поэтическому слову, написав о 'молнии посреди почти безоблачного неба, ударившей по московскому Белому дому и поразившей правительственную резиденцию'.

Разумеется, это был момент не только для увольнения всего кабинета - ровно за три недели до президентских выборов, - но и для инсценировки театра абсурда, привлекшей по праву внимание не только в России, но и всего мира. Путин, которого, согласно опросам, поддержат на выборах - в результате отсутствия настоящих соперников и тотального контроля над телевидением - от 70 до 80 процентов избирателей, мог бы уволить Касьянова по своему усмотрению и после выигранных выборов. Его решение, доведенное по телевидению, 'продиктовано желанием еще раз обозначить свою позицию в вопросе о том, каков будет курс развития страны после 14-го марта 2004 года'. Касьянов, в свое время, подвергал публичной критике подготовленный людьми КГБ из окружения Путина арест Ходорковского и кампанию, развернутую против концерна ЮКОС.

Многие наблюдатели считают, что удар в литавры, сделанный в прошедший вторник, должен придать живости скучной предвыборной борьбе и помочь повысить явку на избирательные участки во время выборов. Но речь идет больше, чем о спектакле. Путин, начавший неделю назад без всякого предварительного оповещения своей 29-минутной речью, неоднократно транслировавшейся по государственному телеканалу, официальную предвыборную кампанию, хотел также показать, что в этой авторитарной системе власти российского пошиба право принимать решения принадлежат исключительно ему - приобретающему все большее могущество главе 'партии порядка'. Российские газеты заняты спекуляциями по поводу преемника Касьянова, который должен быть определен Думой, согласно конституции, в течение двух недель. Поскольку Кремль имеет в нижней палате большинство в две трети голосов, то этот выбор, как и назначение нового президента, является чистой формальностью. Но в действительности данный выбор будет также сигналом того, каким будет будущий правительственный курс. Данный курс уже находится под знаком так называемой 'кэгэбэизации'. Это уродливое явление, обозначенное аббревиатурой из трех первых букв названия прежней спецслужбы, которой боялись, означает абсолютное господство представителей разведки, не заинтересованных в настоящей рыночной экономике и в демократическом развитии страны.

Разумеется, речь идет также о том, станет ли вторым человеком после Путина еще один представитель спецслужбы (например, министр обороны Иванов). Путин находится на пути к абсолютной власти, и он не заинтересован в существовании независимой оппозиции. В его окружении с уходом Касьянова могут смолкнуть последние критические голоса. Таким образом, Россия, несмотря на экономические успехи, будет все больше уподобляться Украине Кучмы и Белоруссии Лукашенко и все меньше будет походить на демократические страны Центральной и Восточной Европы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.