Владимир Путин, президент России, приблизился еще на шаг к абсолютной власти в стране. После того, как его команде удалось в декабре прошлого года в условиях беспрецедентно нечестной избирательной кампании завоевать большинство в парламенте, после того, как выброшен премьер-министр Михаил Касьянов, теперь в программе - окончательное приведение к единообразию правительства. Новый глава кабинета - верное Путину большинство в Думе утвердит по высочайшему желанию любого кандидата - будет, в первую очередь, отличаться лояльностью к главе Кремля. Это высший критерий Путина при кадровых назначениях.

Управляемая демократия Путина перелицовывается в автократию, в условиях которой демократические институты имеют всего лишь показной характер. Новый человек на посту премьера, кто бы им ни стал, не решится действовать в одиночку, как Касьянов. Уволенный премьер в последние месяцы позволял себе в понимании Путина слишком многое. Встав на защиту нефтяного концерна ЮКОС, подвергнув публичной критике действия Генеральной прокуратуры, он вступил в спор с силовиками, группой чекистов из Санкт-Петербурга, но одновременно - и со своим прямым начальником - президентом.

Путин доказал свою непредсказуемость и силу тем, что удалил из системы власти представителя семьи Ельцина, а также выбором момента. Все, в том числе Касьянов, ждали, что увольнение состоится после выборов. Внутренняя стабильность перед голосованием считалась фетишем Путина. И если он предпринял этот шаг за три недели до выборов, то дает тем самым понять, что он силен: я - тот, кто принимает решения, когда считает это нужным. Путин дал ясно понять нефтяному концерну ЮКОС, бывшему главе концерна Ходорковскому, преследуемым Генеральной прокуратурой, что не потерпит непослушания и в будущем. Решительность хорошо воспринимает российский избиратель, который хочет видеть своего господина сильным и смелым. Акция была задумана и из этих соображений. С увольнением Касьянова можно будет, как это задумывалось,побороться с нынешней предвыборной летаргией. В Кремле возникла серьезная озабоченность по поводу того, что результаты выборов, несмотря на большую популярность Путина, могут оказаться не столь блестящими, как на это надеются, так как российские избиратели, совершенно справедливо полагая, что решение уже давно принято, могут вообще не прийти голосовать. Теперь глава Кремля вызвал у своих потенциальных избирателей своим неожиданным шагом чувство, будто они смогут избирать не только президента, но и правительство. Их задача будет ограничена тем, чтобы реализовать заданные Кремлем показатели. Ответственность за курс теперь полностью лежит на президенте. Между ним и избирателями, это оборотная сторона автократии, больше никто не стоит. Отвечать за успехи и неудачи Путину придется одному.

Для зарубежья сейчас будет интересно наблюдать, кто займет кресло главы правительства: умеренный прагматик или же представитель силовиков. Из этого можно будет делать выводы относительно намерений Путина на международной арене. Но уже сейчас есть признаки более жесткой позиции России в связи с расширением ЕС на Восток. Чем ближе сроки приема новых членов, тем категоричнее становятся требования России о компенсации за якобы ожидающийся ущерб, о получении права участвовать в принятии решений и влиять на дела Союза. В Брюсселе находится целый перечень таких требований - Москва хотела бы, чтобы они были выполнены к апрелю. Путин, опираясь на рекордные по своим объемам валютные резервы и непоколебимые позиции внутри страны, отдал своим эмиссарам распоряжение проявлять жесткость и на переговорах по вопросу вступления России в ВТО. Ветер, проникающий в Европу из Москвы, становится неприятно холодным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.