Когда-то давно было такое развлечение на ярмарках: медведь танцевал на потеху зевакам, бросавшим ему деньги за представление. Медведь был огромен и выглядел устрашающе, но его неуклюжие движения могли довести публику до слез. Медведь был куда сильнее своего хозяина, водившего зверя на цепи и отдававшего ему команды. Спектакль достойный изумления.

Как известно, символом американской нации является орел. И еще весь мир знает, что медведь - национальный символ России. Однако, наблюдая за отношениями Шарон-Буш, на память приходит та самая картинка с ярмарки, где медведь танцует на поводке у своего хозяина.

Ариэль Шарон (Ariel Sharon) играется с американским медведем. Он заставляет его танцевать, подпрыгивать, ложиться и вновь вставать, кружиться и кувыркаться на глазах у изумленной израильской публики.

Почти каждый месяц Шарон придумывает новый спектакль. Медведь хлопает в лапы и делает то, что от него требуется до тех пор, пока представление не потеряет своей новизны. И тогда Шарон предлагает что-нибудь новенькое.

То же самое произошло и со спектаклем под названием 'Дорожная Карта'. По правде говоря, спектакль это был придуман не Шароном, а самим медведем. Бушу было Видение. На него снизошло истинное вдохновение. 'Два Государства для Двух Народов'. Нечто новое и революционное. (И не имеет значения, что в резолюции ООН от 1947 года об образовании государства Израиль уже содержалась подобная мысль, а израильские и палестинские пацифисты говорят об этой необходимости на протяжении нескольких десятилетий. Мозг медведя работает медленно, но, как говорится в старой поговорке 'лучше поздно, чем никогда'.).

Упомянутое видение привело к созданию 'Дорожной Карты'. Карты крайне сложной и запутанной. Если бы нормальный шофер двинулся в путь, вооружившись подобной картой, он никогда бы не добрался до места назначения. Но на карте стояла личная печать президента Соединенных Штатов, а также подписи представителей России, Европы и Организации Объединенных Наций. Так что, кто бы мог засомневаться в подобном документе?

Представление началось в Акабе. Джорджу Бушу нравится коллекционировать собственные фотографии, сделанные на поражающем воображение фоне. На самом деле кажется, что он тратит очень много сил и энергии для того чтобы найти подходящий задник для своего будущего фотоснимка - то авианосец, то полк, марширующий во время парада, то ликующие солдаты в Багдаде:. На этот раз ему опять удалось найти весьма впечатляющий фон: тропический пляж, голубое море, высокие пальмы - поистине экзотический пейзаж. И Шаромн с Абу-Мазеном (Abu-Mazen) в роли статистов получают 'Дорожную карту' в ходе величественной церемонии, словно Моисей, получающий - не так далеко от этого места - скрижали с десятью заповедями.

Но фотографии могут оказаться обманчивыми, и эта тоже не сможет ввести нас в заблуждение. Вовсе не Шарон выступал на этом снимке в качестве статиста, в этой роли здесь был Буш. И не медведь заставлял отплясывать своего хозяина, а наоборот.

Этот спектакль оказался пустышкой. 'Дорожная карта' была мертва еще до своего рождения, потому как Шарон никогда, даже в своих мечтаниях, не был сторонником ее развития. У него совсем иная карта, с другими дорогами, ведущими к другим целям.

В ответ на 'Дорожную Карту' от Шарона пришлось услышать: 'Да, но ...'. И следом было названо 14 оговорок, лишивших документ какого-либо смысла. Было заявлено, что правительство Шарона выполнит свою часть договора лишь после того, как палестинская сторона сумеет добиться определенных практически невыполнимых достижений. Палестинцы, разумеется, сделать этого не смогли, и в результате Абу-Мазен исчез со сцены.

А что же Шарон? Он довел свою игру до конца. Направляя посланников в Вашингтон, управляя переговорами, принимая американских представителей, посещая Белый Дом и при каждом удобном случае повторяя, что у нет иной священной задачи, кроме претворения в жизнь Видения Буша. А американский президент пел ему осанну и сливался в объятиях с этим 'Сторонником Мира'.

В соответствии с 'Дорожной Картой' Шарон обязывался вывести все поселения колонов, возведенные с самого начала оккупации и вплоть до 2001 года. Однако, хозяин так долго заставлял своего медведя мотать башкой справа налево, что под конец зверюга совсем запуталась. И потому оказалось, что ликвидироваться должны далеко не все поселения. Лишь 'нелегальные' постройки ('нелегальные' с точки зрения оккупационных властей, разумеется). Но опять-таки не все нелегальные поселения, а лишь два. В конце концов, не было ликвидировано ни одного. А американский медведь продолжал радостно отплясывать.

Между тем, на оккупированных территориях появилось десятка два новых поселений и все 'нелегальные'. Израильское правительство подключило их к сети водоснабжения, подвело электричество и построило для колонов новые дороги. На все вышеперечисленное были потрачены немалые суммы денег (прежде предназначавшихся на нужды образования, здравоохранения и развитие социальных программ). Бешеными темпами продолжали расширяться и старые поселения. Пейзаж в районе Западного берега реки Иордан менялся на глазах. Повсеместно прокладывались новые дороги к поселениям на оккупированных территориях. А медведь продолжал отплясывать.

Ко всему этому добавилось еще и строительство Стены. Первоначально предполагалось, что она будет чем-то вроде разделительной полосы, более-менее, придерживающейся 'Зеленой Линии' 1967 года. Но вскоре стало очевидно, что Стена захватывает палестинские земли в районе реки Иордан и превращает важнейшую цель 'Дорожной Карты' - создание жизнеспособного государства Палестина - в издевку. С американских космических спутников были сделаны фотоснимки региона, и медведь принялся отплясывать еще пуще. В конечном итоге, самым главным оставалось то, что Шарон продолжал восхвалять 'Дорожную Карту'.

И тут Шарону либо надоело это представление, либо он испугался, что медведь разнервничается или устанет. И хозяин придумал новый танец: 'Отсоединение в Одностороннем Порядке'. Мы выходим из Сектора Газа, ликвидируем на этой территории 14 поселений, а заодно еще несколько в районе Западного берега реки Иордан.

И все началось сначала. В Соединенные Штаты направляются посланники. Эмиссары Соединенных Штатов наносят ответный визит в Иерусалим. Доверенное лицо Шарона Дов Вейсглас (Dov Weisglas) отправится на встречу с Кондолизой (Condoleezza). Один израильский генерал повстречается с таким же генералом, но американским. Шарон посетит Белый Дом. А в самом Израиле в качестве задника для нового представления используются манифестации возмущенных колонов, яростные выступления раввинов, угроза кризиса различных министерств, десятки статей известных мыслителей, обещающих, что вот в этот раз - в этот, 101 раз, уж точно - дело обстоит серьезно. И теперь Шарон действительно думает то, что говорит.

Вашингтон ликует. Допустим, это не совсем 'Дорожная Карта', но кто-то может утверждать, что это именно она и есть. Самое главное, что Шарон опять играет роль 'Сторонника Мира', готового к выводу и ликвидации поселений. Кто бы мог подумать?

На этой неделе Буш отправил к Шарону Трех Мудрецов, в том числе и Эллиота Абрамса (Elliot Abrams) - джентльмена, которого можно считать даже чуть-чуть большим сионистом, чем сам Шарон, если это вообще возможно. Мудрецы должны были воспитанно задать израильскому премьер-министру следующие вопросы: 'Откуда именно он собирается отступать? Какие именно поселения он планирует покинуть? Когда именно это должно произойти? И, пожалуйста, не будете ли Вы так любезны взглянуть на карту?'.

Шарон рассмеялся им в лицо. Ни карты. Ни маршрута. НИЧЕГО. Все по-прежнему остается лишь планами. И люди работают над ними. Вот прямо здесь, за углом, самый настоящий генерал все время об этом думает.

Вероятно, они решат, что он подготовит документы, слетает в Вашингтон и вернется оттуда, Дов встретится с Кондолизой, а Шарон - с Бушем. (Между тем, американцев по-прежнему спрашивают, не дадут ли они несколько тысяч миллионов в качестве компенсаций для поселенцев. Учитывая, что еще до этого американцы на свои тысячи миллионов помогли колонам разместиться на оккупированных территориях, кажется вполне логичным, что теперь они должны заплатить за ликвидацию этих поселений).

И так будет продолжаться до тех пор, пока Шарону не надоест и этот спектакль. Тогда он придумает что-нибудь новенькое. В конце концов, самое главное, чтобы медведь продолжал танцевать.