'Россия не находится в Европе, не находится она и в Азии. Россия находится в России', - как некогда с поразительной точностью отметил французский писатель Андре Мальро (Andre Malraux). История показывает нам, что на Западе переход от автократии к демократии представляет собой полную опасностей и неопределенностей авантюру. Вплоть до такой степени, что мирная трансценденция Испании от диктатуры к демократии, может считаться исключением. После революции в России существование Учредительного собрания социал-демократии не продлилось более 24 часов. Ленин и Сталин позаботились о том, чтобы новый режим не отклонился от курса, взятого при деспотичном и абсолютистском правлении царей. Они лишь раскрасили его в красный цвет.

При диктатуре Советов истинная и готовая на самопожертвование Россия сумела оказать сопротивление фашистским оккупантам. Победа над армией Вермахта гарантировала Советскому Союзу такое расширение на Запад, которого не смогла достигнуть прежняя империя. Россия вышла из мировых окраин и столкнулась с холодной войной - этой партией в страшный покер, в которой погруженная в хаос советская экономика не могла ответить на фантастические и трудно перебиваемые ставки правления Рейгана (Reagan).

И Андропов - главный кагэбэшник - стал первым, кто забил в Кремле тревогу. Элита КГБ обладала достаточной внешней и внутренней информацией о состоянии страны, для того, чтобы реально осознавать насколько плачевным было положение Советского Союза на международной арене. Незадолго до своей смерти Андропов указал на Горбачева как на возможного реформатора внутренней политики и будущего представителя страны во время направленных на достижение перемирия переговоров с Соединенными Штатами и Европой.

Инициатор перестройки не устоял перед напором Ельцина. Отстраненный от фактической, военной и социально-демократической власти многострадальный русский народ также не смог контролировать переход к демократии, для которой никогда и не был готов. В последнем выпуске 'Vanguardia Dossier', посвященном современной России, различные специалисты по этой тематике, такие как, например, Кармен Клаудин (Carmen Claudin), пишут о продолжающейся до сих пор в стране эпохе поражений и разочарований.

Подобная ситуация оказывается благоприятной для бывшего кагэбэшника Путина и его последователей. В соответствии с предсказаниями покойного Андрея Амальрика, хотя и с некоторым запозданием, но уже различается этап, предшествующий наступлению столь долгожданной демократии. Новый период авторитарного правления, наподобие дисциплинарной формации.

Идея Путина заключается в том, что Запад - каким бы свободным, справедливым и терпимым он ни был - не находится в том положении, чтобы давать советы по созданию настоящей демократии. Если посмотреть в сторону Вашингтона или Рима с их предвыборными аномалиями, мошенническими биржевыми операциями или манипуляциями в крупнейших медиа-монополиях, которые позорят и наносят серьезный ущерб открытым демократическим системам, становится вполне объяснимо, почему Кремлевский царь, не стесняясь, продолжает свои маневры, направленные на получение второго мандата. А, кроме того, и включает свою чеченскую проблему в рамки глобальной антитеррористической войны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.