'Гораздо легче извлечь евреев из гетто, чем извлечь гетто из евреев!', - подобное суждение первых сионистов приобретает сегодня новое значение. Израиль изолируется от мира и сам заключает себя в гетто, и не только физически.

В Гааге начал работу Международный трибунал по рассмотрению вопроса о законности строительства разделительной стены между палестинскими и израильскими территориями. Люди Шарона понимают, что у них нет никаких шансов победить на этом процессе, и потому ими было принято решение бойкотировать заседание сессии. Вместо того чтобы отстаивать свою позицию на Международном трибунале, они предпочли организовать уличную демонстрацию в духе классической израильской сентенции: 'Если твой довод слаб, кричи громче!'.

В зале заседания были высказаны все законные доводы. Представители Палестины отстаивали свою точку зрения, согласно которой строительство стены незаконно, потому как она возводится на территории, относящейся к Западному берегу реки Иордан. По мнению палестинской стороны, если Израиль опасается нападений террористов-самоубийц, он вправе построить подобную стену вдоль своей границы, но не в самом центре оккупированной территории, где вследствие указанного строительства палестинцы вынуждены жить в анклавах больше всего напоминающих тюрьмы. На заседании суда этот аргумент никто не опроверг.

Вне зала заседания трибунала сторонники Шарона устроили красочный спектакль. В качестве артефакта для средств массовой информации из Израиля был доставлен взорванный автобус, в дополнении к которому в манифестации приняли участие и специалисты по сбору частей разорванных тел. Кроме того, появились и родные жертв террористических актов. Израильское посольство распространило среди участников демонстрации фотографии 900 жертв, которые несли в руках еврейские студенты. Идея была ясна: евреи страдают, даже в Израиле они становятся жертвами погромов.

Затем, уже днем, ответный спектакль устроили палестинцы. Оплакивались 3000 палестинских жертв Интифады и страдания палестинского народа под гнетом израильской оккупации. Так что жители Гааги стали свидетелями своеобразного Чемпионата Мира по оплакиванию Жертв. Международные средства массовой информации уделили по несколько минут тому и другому спектаклю, разделив эфирное время поровну между палестинцами и израильтянами. Но для международных обозревателей самым главным оставалось происходящее внутри здания суда.

В Израиле картина происходящего была представлена совсем в ином виде. В стиле, сильно напоминавшем пропаганду времен Советского Союза, все как один источники информации Израиля принялись за промывку мозгов населению страны. Все без исключения каналы телевидения, радиостанции, газеты встали на защиту национальной идеи. Начиная с раннего утра и заканчивая поздним вечером, они, не прекращая, вели репортажи из Гааги, так что у жителей страны складывалось впечатление, будто весь мир неотступно следит за организованным Израилем уличным спектаклем.

Самому судебному процессу подобного внимания уделено не было, к нему отнеслись как к малозначимому и жалкому доказательству деятельности арабов и прочих антисемитов. Искореженный взрывом автобус появлялся на экранах всех израильских телевизионных каналов добрую дюжину раз, равно как и родственники жертв терактов. И раз, и второй, и третий. Ответному выступлению палестинцев, как и репортажу из зала суда отвели не более нескольких секунд. Лишь для того, чтобы показать, насколько мы либеральны, представителю палестинской стороны была предоставлена возможность сказать три фразы.

Но и израильский телезритель, и израильский радиослушатель должны были безошибочно уяснить себе: это великая победа Израиля. Теперь весь мир понимает, что в этой истории жертвами являемся мы, израильтяне, что палестинцы - террористы, а стена необходима для того, чтобы спасти наши жизни, что 'цена жизни израильтян выше качества жизни палестинцев' - фраза, повторявшаяся несколько десятков раз в течение дня. Целый боевой отряд израильских военных, сотрудники органов безопасности, журналисты, комментаторы и ученые до хрипоты твердили по всем каналам одно и то же: мы становимся жертвами нападений, преследований, а арабы - убийцы, от которых мы защищаемся. Факт оккупации не был упомянут ни разу. Интересно, почему? Чего можно добиться, поступая подобным образом?

В то время как по телевидению продолжали идти репортажи из Гааги, израильские сторонники мира выступали у иерусалимской резиденции премьер-министра против строительства стены. На первом канале государственного телевидения этой манифестации было уделено всего четыре секунды. На протяжении целого дня ни по радио, ни по телевидению никому не было позволено сказать ни слова против строительства стены или в пользу проведения Международного Трибунала.

Этот факт действительно вселяет страх, потому как подобные события происходят в демократическом обществе. Никой КГБ или Гестапо не угрожает жизни журналистов, никакой ГУЛАГ или концлагерь не ждет тех, кто отойдет от официальной линии подачи информации. Все происходит добровольно, по собственному убеждению.

Свободные средства массовой информации в демократических Соединенных Штатах вели себя подобным же образом во время первых дней войны в Ираке. Но они, по крайней мере, не страдали от синдрома 'Весь мир против нас'.

На следующий день после завершения первой сессии суда заместитель министра обороны Израиля Зеев Бойм (Zeev Boim) заявил в Кнессете, что все мусульмане являются убийцами с самого рождения, это заложено у них в крови. А один из ближайших друзей Ариэля Шарона в интервью израильскому телевидению признавался: 'Арик сказал мне, что он глубоко ранен растущим христианским антисемитизмом. К примеру, фильмом Мела Гибсона (Mel Gibson) 'Страсти Христовы'. И сегодня значительная часть мусульманского мира также заражена антисемитизмом'.

Это и есть менталитет гетто. Мы создали государство Израиль для того, чтобы превратить его в нормальную нацию, в 'народ среди народов'. События, произошедшие на прошлой неделе, показывают, что успеха мы не добились. Гетто сидит глубоко в нас.

Подобная идея также проливает новый свет на возведение разделительной стены. Она загоняет палестинцев в анклавы, но, кроме того, возвращает и нас к реалиям гетто. И не только физически.

Борьба против строительства стены имеет много аспектов. Это не только борьба за свободу жителей Западного берега реки Иордан от страшного препятствия, превращающего их жизнь в ад и заставляющего 'добровольно' покинуть свои земли. Это не только борьба за освобождение двух народов страны от ситуации, толкающей их на непрекращающееся кровопролитие. Это также борьба за освобождение израильской нации от гетто, которое живет в наших сердцах.