Создается впечатление, что "холодная война" возвращается: на прошлой неделе внимание англичан было приковано к разразившимся в стране шпионским скандалам (причем не одному, а целым двум!). В то же время в Катаре по обвинению в причастности к политическому убийству задержаны два агента российских спецслужб. Сначала правительству, возглавляемому Тони Блэром (Tony Blair), пришлось объясняться с прессой по поводу прекращения судебного преследования бывшей сотрудницы аналитического отдела спецслужб, которая раскрыла широкой публике планы США и Великобритании по организации наблюдения за представителями Совета Безопасности ООН, не согласными с проведением военной кампании в Ираке.

После этого бывшая член кабинета министров Соединенного Королевства Клэр Шорт (Clare Short), которая подала в отставку в знак протеста против войны после падения Багдада и с тех пор не оставляет Тони Блэра в покое, заявила во время одного из своих выступлений на 'Би-Би-Си', что британские спецслужбы установили 'жучки' в кабинете Генерального Секретаря ООН Кофи Аннана (Kofi Annan). Кроме того, она добавила, что лично читала скрипты подслушанных в кабинете разговоров. Как и следовало ожидать, политики и представители прессы были в шоке. На пресс-конференции большинство вопросов, заданных Блэру, сводились к тому, было ли это на самом деле, а если было, то насколько законно и (или) разумно это политическое решение. Премьер-министр Великобритании не опроверг обвинения, но и не подтвердил их правоту. Однако он осудил поведение Шорт и высказался в защиту деятельности спецслужб - вероятно, тех, которые предоставили ему информацию о том, что у Саддама Хусейна (Saddam Hussein) имеются огромные запасы оружия массового уничтожения - сказав, в частности, что их работа 'стала еще более нужной, чем раньше: в нынешних условиях развития глобального терроризма'.

Что касается ООН, то большинство ее дипломатов хранили невозмутимое молчание. Уж они-то знают, что все их разговоры прослушиваются. Еще предшественник Аннана, Бутрос Бутрос-Гали (Boutros Boutros-Ghali), говорил, что это 'своего рода традиция'. Служба безопасности ООН насчитывает всего лишь 200 сотрудников. Поэтому они никак не могут угнаться за шпионами, в распоряжении которых находится целый арсенал всевозможных шпионских приспособлений. Однако, как сообщают наши источники в ООН, всемирная организация стремится как можно скорее очистить кабинет Аннана от 'жучков' и подумывает о заключении контракта с частными охранными предприятиями для того, чтобы сделать свою штаб-квартиру более безопасной в плане защиты от шпионажа.

Тем временем официальные лица Великобритании пытаются по-тихому поставить под сомнение правдивость истории, рассказанной Шорт: они высказывают сомнения по поводу того, что ей, министру, могли быть показаны полные скрипты прослушанных разговоров, а не их отрывки. Еще они говорят о том, что неизвестно, откуда получены сведения, которые она имела возможность прочитать: от британского 'жучка' или шпиона, как предполагает она, или же они добыты при помощи электронных средств разведки США (кстати, это их сфера влияния), а потом переданы в Лондон.

Самое примечательное во всем этом - это время, когда разразился скандал. То, что произошло в Великобритании, стало одним из трех событий недели, демонстрирующих приемы секретных организаций, которые пытаются управлять 'мировым кораблем' из машинного отделения, в то время как политики и дипломаты мирно беседуют на капитанском мостике. В это время в Катаре были разоблачены два агента российской службы безопасности. Их обвиняют в причастности к организации убийства Зелимхана Яндарбиева, бывшего президента Чечни, который, якобы, был связан с Аль-Каидой. Министр иностранных дел России Игорь Иванов заявил, что российские граждане были арестованы безосновательно, и обвинил Катар в том, что эта страна покровительствовала деятельности Яндарбиева. В то же время он высказался в защиту россиян, сказав, что эти агенты российских спецслужб ведут битву с международными террористами. Это то же самое, что сказать: 'Они этого не делали, а если и сделали, то я этого никогда не признаю'.

За день до того, как Шорт сделала свое заявление, правительство Великобритании прекратило судебное преследование Катарины Ган (Katharine Gun), бывшей переводчицы сверхсекретного правительственного агентства по организации прослушивания с помощью электронных средств - GCHQ (Government Communications Headquarters). Она передала в газету служебную записку, составленную Франком Коза (Frank Koza), служащим в Агентстве Национальной Безопасности (National Security Agency) США, занимающемся тем же, чем и GCHQ.

В записке говорилось, что Вашингтон и Лондон пытаются 'протолкнуть' вторую резолюцию, предоставляющую полномочия для ведения войны в Ираке. Коза запрашивал помощь в плане организации перехвата телефонных звонков и сообщений по электронной почте, поступающих от дипломатов, которые представляют в Совете Безопасности страны, еще не решившие, какую сторону им принять. В свою защиту Ган собиралась сказать, что утечку информации она допустила для того, чтобы предотвратить жертвы, которые повлекла за собой война, и тем самым попыталась вынести на обсуждение своего дела вопрос, касающийся законности ведения боевых действий в Ираке - вопрос, который имеет довольно слабое обоснование с точки зрения законности начала войны. Взвесив все свои доводы, обвинители сделали вывод, что они не смогут убедить всех присяжных в том, что допущение утечки информации со стороны Ган не было актом проявления сознательности - версия, которую присяжные поддержали бы. Вследствие этого правительство теперь вынуждено пересмотреть закон о государственной тайне, потому что, как оказалось, он совершенно неэффективен, и 'драконовские меры' наказания, предусмотренные им за разглашение и выдачу государственных секретов, не приносят желаемого результата.

По обе стороны Атлантики ведутся расследования, связанные с разведывательной информацией, которая оказалась ошибочной и, возможно, преднамеренно искаженной. В связи с этим как американскому, так и европейскому лидерам необходима уверенность в том, что их шпионы не стали сами себе хозяевами, зацикленными на слепом выполнении своих собственных задач, что они не слишком тесно вовлечены в решение вопросов политического характера за своих хозяев. Однако никакие сделанные на скорую руку поправки в законах о государственной тайне или изменения механизмов функционирования правительства не смогут решить проблему, возникающую, когда люди отказываются от клятв соблюдать тайну и разглашают доверенную им секретную информацию.

Это происходит потому, что, по крайней мере, в демократических государствах секретные спецслужбы зависят от веры широкой общественности в то, что они выполняют справедливое дело, даже если их методы иногда неприглядны и порой предосудительны. Блэр же не смог убедить большинство британцев в том, что война в Ираке - это справедливое дело; и те, кто сейчас нападает на него из-за этого, образуют 'архипелаг недовольства'. И он ширится за счет тех же самых служащих спецслужб, рядовых членов парламента от партии лейбористов, а также за счет потенциальных присяжных, которым предстоит судить тех, кто разглашает секретные сведения. Да, это грубая, поглощенная сама собой, эгоцентричная форма выражения демократии. Однако она довольно эффективно работает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.