Неожиданный взлет рейтинга кандидата в президенты от демократической партии сенатора Джона Керри, который побил даже популярность президента Буша, явился неожиданной радостью для Европы. Трудно переоценить презрение, с которым к Бушу младшему относятся некоторые круги в Европе. В его типичном критическом портрете доминируют такие черты как неоправданная воинственность, презрение к союзникам, помешанность на специальных интересах и даже глупость. Позитивный ореол, окружающий госсекретаря США Колина Пауэлла - ничто по сравнению с тенью вице-президента Дика Чейни и министра обороны Дональда Рамсфельда.

Президент Франции Жак Ширак понимает, что отношения с Белым домом вряд ли улучшатся при нынешней администрации. Между тем, дружелюбность Буша к немецкому канцлеру Герхарду Шредеру на прошлой неделе казалась несколько наигранной. Даже для г-на Блэра было бы лучше, если бы Буш ушел в отставку до того, как электорат накажет британского премьера за излишнюю поддержку Америки. Быть может, они надеются, что демонстрация функционирующей демократии в США - коей она не является с 2000 года -

положит конец антиамериканским настроениям, захлестнувшим европейского обывателя, и теперь для этого предоставляется удобный момент.

Все это значит, что победа Керри явится благом для трансатлантических отношений. Г-н Керри подверг Буша жесткой критике за политику, которая привела в замешательство Североатлантический альянс и недостаточные усилия в формировании как можно более мощной антитеррористической коалиции. Невзирая на то, что Керри продолжает избегать касаться проблемы отношений с Германией и Францией, которые все еще рассматриваются как нелояльные США, можно полагать, что дипломатические отношений возобновятся с января 2005 года.

И все же, Европейские правительства редко приветствовали перемены, и история это подтверждает. Во время первого срока президентства, Рональд Рейган создавал довольно тревожное впечатление, но к 1984 году заработал себе более позитивный имидж. В 1988 году президент, сохраняя традиции политической преемственности, придерживался умеренной линии. Многие европейцы были бы рады видеть его избранным на второй срок из-за его непримиримо жесткой позиции по боснийской проблеме, которую он занимал по отношению к своим преемникам по Белому дому. К 1996 году они нашли общий язык с президентом Клинтоном. В 2000 году Ал Гор представлялся, естественно, более предпочтительным кандидатом, чем тот, кто олицетворял волну нарастающего 'единоличия' во внешней политике.

Разумеется, все это не отражает партийных настроений. Как правило, предпочтения действующего президента определяются круговоротом политической жизни. Первый срок президентства обычно труднее, чем второй. Сливки политической элиты 'снимаются' - неудовлетворенность прошлым сменяется наивными ожиданиями лучшего в будущем. Новый президент США будет строить внешнюю политику во внутриполитическом контексте: потребуется время, чтобы люди заметили озабоченность союзников и реальные проблемы. Когда приходит кризис, первая реакция часто далека от адекватности. К концу первого срока, когда основные фигуры на политической шахматной доске расставлены, замыслы ясны, взаимодействие между странами происходит более четко, отношения достигают зрелости, словом - процесс обучения практически окончен. Второй срок президентства Дуайта Эйзенхауэра, Рейгана и Клинтона, хотя и не без некоторых 'шероховатостей', протекали значительно благоприятнее первого.

Не окажутся ли выборы 2004 года исключением из правил? Что касается преемственности, прогноз сделать нетрудно. Безусловно, американская дипломатия в 2002 и 2003 годах была часто абсурдна, полна высокомерия и раздражительности, и все же г-н Буш отошел от односторонней политики первых лет. Конечно, ситуацию вокруг Международного уголовного суда и Киотского протокола уже не спасти, это не под силу даже демократическому президенту. Однако нынешняя администрация, по крайней мере, выражает готовность допустить ООН к решению иракского вопроса и только что возникшей проблемы Гаити, а также приглашает союзников к участию к поддержанию порядка в Афганистане и на Балканах. Жаль будет, если Колин Пауэлл покинет администрацию президента в 2005 году, но если это произойдет, то за ним (естественно) пойдет и Рамсфельд. Острые проблемы первого президентского срока будут решены.

Между тем, команда г-на Керри и политика, которую он собирается проводить, продолжают оставаться неизвестными. Есть ли какие-либо основания полагать, что демократическая администрация будет смелее республиканской в оказании давления на Израиль? Как будут решаться торговые проблемы? Керри придерживается популистской позиции по поводу иностранной рабочей силы и будет вынужден выполнять свои обещания наряду с вредными торговыми ограничениями.

В общем, после сложного периода в истории альянса большинство правительств Европы получит возможность заново начать отношения с США. Однако любое потепление будет подпорчено опасениями за будущее. Как и в случае с самими выборами, многое здесь будет зависеть от Ирака. Союзники боятся, что Керри, сыграв на непопулярности Иракской кампании, а именно проваленного этапа оккупации, может вывести войска, оставив анархию и рассадник терроризма.

Джордж Буж младший представляется более надежной фигурой, если учитывать полезный опыт последнего года и надеяться, что он будет действовать более осмотрительно в будущем.

Автор данной статьи - преподаватель военных наук и заместитель директора по научной работе Королевского колледжа в Лондоне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.