Оказалось, что из 300 миллионов американских граждан оба кандидата на пост президента прежде учились в одном и том же Университете и состоят в одном и том же закрытом обществе.

В супервторник Джордж Буш (George Bush) приватно признался, что считает Джона Керри (John Kerry) серьезным противником. Подобное признание американский президент сделал во время необычной встречи с представителями пяти телеканалов, которые пообещали Бушу не разглашать авторство упомянутого комментария. Иными словами, прекрасно известное всем 'не для печати'. Однако слова Буша стали передаваться со скоростью огня, бегущего по пороху: все узнали о них еще до окончания встречи. Кто-то из присутствовавших на встрече нашептал их 'The Washington Post', которая и опубликовала эту фразу, совпавшую по времени с решающей победой Керри на праймерис, уважительно промолчав об авторстве, потому как - для Буша - встреча еще не завершилась.

Хотя официально президент ничего и не сказал, но он знал, о чем говорил. О Керри он может рассказывать куда более авторитетно, чем об иракском оружии массового поражения. Занятной особенностью этой президентской кампании стал тот факт, что четверо из двенадцати претендентов на место в Белом Доме - как от республиканцев, так и от демократов - получали свои знания в одном и том же Университете. В Йеле учились и Джордж Буш, и Ховард Дин (Howard Dean), и Джозеф Либерман (Joseph Lieberman), и Джон Керри. Все четверо обучались в Йельском университете в период между 1960-м, когда на учебники начал налегать Либерман, и 1971-м, когда диплом получил Дин. Керри поступил в Университет в 1962 году, на два года раньше Буша, так что их пребывание в Йеле совпало по времени. Все, однако, указывает на то, что пути Керри и Буша не пересекались. Сенатор-демократ был в свое время членом комитета, выступавшего против призыва солдат на службу во Вьетнаме.

Сын эмигрантов Либерман попал в Йельский Университет из государственной школы, воспользовавшись существовавшей в те времена 10-процентной квотой на прием студентов еврейского происхождения. В скором времени он начал свою политическую карьеру, возглавил 'Yale Daily News'. Не отстал от него и Керри. Один из его сокурсников рассказывал, что будущего кандидата на пост главы Белого Дома не интересовало ничего, кроме политики, и потому в скором времени он стал президентом Yale Political Union. По информации близких к Университету источников, Буш не только закончил обучение с самым низким баллом С, но и продемонстрировал - кто бы мог подумать - почти полное равнодушие к политике.

Тем не менее, кое в чем история Буша и Керри совпадает. В Йельском Университете, кроме всего прочего, находится штаб-квартира элитарного и более-менее секретного общества 'Череп и Кости' ('Skull and Bones'), основанного 172 года назад. Членами общества в свое время являлись президент Уильям Тафт (William Taft), основатель империи 'Time-Life' Генри Люс (Henry Luce), дипломат Аверелл Гарриман (Averell Harriman) и президент Джордж Буш. Но нынешний год должен стать историческим для клуба, учрежденного для тех, кто не имел ничего против политики: впервые за 172 года существования двое из его членов станут соперниками на президентских выборах. Буш вступил в 'Череп и кости' с подачи своего отца. Керри прошел обряд посвящения до того, как отправился добровольцем во Вьетнам.

Указанное обстоятельство должно порадовать сторонников теории конспирации. Не стоит преувеличивать, но числа, однако, говорят сами за себя. Из почти что 300 миллионов американских граждан оба кандидата на пост президента были одними из 4000 выпускников Йельского Университета, окончивших свою альма-матер в период между 1960 и 1970 гг.. Случай получает еще более интересный оборот, если учитывать сведения, содержащиеся в книге Александры Роббинс (Alexandra Robbins) 'Secrets of the tomb': в настоящее время живы лишь 800 членов общества 'Scull and Bonds'. Стоит ли в таком случае лезть на рожон? Когда несколько недель назад Керри спросили, что для него означает принадлежность к тому же самому обществу, членом которого является и его соперник-республиканец, тот, несколько нервничая, ответил: 'Ничего особенного?'. Вероятно он хотел сказать, что самый что ни на есть элитарный клуб, подобно любому порядочному обществу, разделен на правых и левых.