Действия администрации Буша оказались настоящей катастрофой для международного имиджа Соединенных Штатов. Бесцеремонное пренебрежение международными договорами и дипломатией приучило всю нацию поголовно вести себя как кучка индивидуалистов и гегемонов.

Последовавший за событиями 11 сентября резкий и агрессивный ответ 'Бушистов' довольно быстро заставил мировое сообщество исчерпать запасы заслуженного сочувствия и привел в смятение международные полицейские агентства. Наглое вторжение в Ирак, предпринятое администрацией США без учета чьего-либо мнения привело к отчуждению между союзниками и ускорило рост Исламского радикализма - того самого, который вдохновил теракт 11 сентября. Огромный ущерб имиджу Соединенных Штатов, который сегодняшняя администрация сумела нанести всего лишь за последние три года - это, бесспорно, целая глава в истории черного 'пиара'.

Однако, почти незамеченными оказались изменения в международном восприятии афро-американцев, также спровоцированные политикой администрации Буша. Искусно расставив такие фигуры, как Кондолиза Райс и Колин Пауэлл на ключевых постах - советника по национальной безопасности и госсекретаря, 'Бушисты' создали ассоциацию между темнокожими лицами и традиционной политикой Соединенных Штатов бомбить темнокожие народы. Присутствие двух черных 'Бушистов' среди ближайших советников президента, скорее всего, призвано вызывать доверие.

И Пауэлл, и Райс одинаково замараны нечестной внешнеполитической игрой администрации Буша. А поскольку оба являются не последними фигурами мировой политики, они бросают тень на все чернокожее население Америки. Это большая перемена.

На протяжении практически всего прошлого века американские потомки когда-то попавших в рабство африканцев считались жертвами тех же самых колониальных процессов, которые угнетали и другие коренные народы земного шара. Афро-американцы были приняты как полноправные партнеры в освободительном движении третьего мира, в котором шел поиск новых форм солидарности.

Это понятие, однако, никогда не сулило более, чем надежду на то, что растущие политические связи помогут создать надежные институты, способные изменить глобальное соотношение сил.

На поверку эти воздушные замки оказались всего лишь порождениями политического романтизма.

Тем не менее, в первые пьянящие годы после Азиатско-Африканской Конференции 1955 года в Бандунге (Индонезия), на которой 29 бывших колоний приняли решение создать коалицию неприсоединившихся стран, возможность создать соответствующие институты Третьего Мира выглядела вполне реальной.

Тогдашний оптимизм нашел отражение в риторике афро-американских лидеров того времени - ребят вроде Поля Робсона, Байарда Растина, У.Э.Б. Дюбуа, Адама Клейтона Пауэлла и Малькольма Икс, которые с удовольствием пропагандировали потенциальные преимущества новой глобальной солидарности. Многие активисты движения за гражданские права начали рассматривать свою деятельность как часть глобальной борьбы против колониализма и империализма.

В конце 60-х - начале 70-х годов прошлого столетия афро-американские организации все больше отождествляли себя и освободительными движениями, действовавшими на африканском континенте. Они провозгласили 'общее дело' с борцами за независимость в ЮАР, Мозамбике, Зимбабве (Родезии) и Анголе.

Чувство было взаимным. Первый президент пост-колониальной Ганы Кваме Нкрума считал темнокожих американцев своими братьями по оружию в борьбе за независимость от Европейского господства. Вьетнамский лидер Хо Ши Мин был, как говорили, страстным поклонником истории темнокожих народов, автором книги о расизме в Соединенных Штатах. Среди ветеранов Вьетнамской эры (таких же, как я), ходили рассказы о том, что чернокожие солдаты пользовались совсем другим отношением со стороны вьетнамцев. Во время беспорядков, вызванных убийством Мартина Лютера Кинга в 1968 году (Кинг активно призывал к солидарности Третьего Мира), китайский лидер Мао Цзэдун, как известно, выражал поддержку 'справедливой борьбы темнокожего населения Соединенных Штатов'.

Иранские студенты, захватившие в 1979 году посольство соединенных Штатов в Тегеране, взяли 66 американцев в заложники. Четыре дня спустя, иранский лидер Айатолла Хомейни приказал отпустить 13 заложников - женщин и чернокожих. Этот шаг Хомейни явственно указал на имеющуюся дилемму: не противоречит ли солидарность Третьего Мира лояльности Америке? Расхождение между личными интересами и патриотизмом и есть та самая дилемма, с которой сталкивались афро-американцы с тех самых пор, как 'враги' Британии предложили рабам свободу в обмен на противостояние континентальной американской армии в революционной войне.

Для афро-американцев эта дилемма все еще актуальна. Но во всем остальном мире преимущество сомнений давно утеряно. Судя по комментариям СМИ и рассказам афро-американцев, живущих за границей, грехи Пауэлла и Райс уже пали на головы им подобных.

Многие не считают, что это так уж плохо. В конце концов, афро-американцы сражались во всех американских войнах. Почему же расовые различия должны влиять на преданность своей стране?

И все же история неодинаково обошлась с белыми и черными американцами, и это породило трагические различия в их современном самоопределении. То, что афро-американцы в свое время подхватили идею солидарности третьего Мира, - это продукт истории, в которой больше общего с жертвами колониализма, чем с господствующими нациями.

Но, поскольку Пауэлл и Райс выступают в качестве глашатаев буйной неконтролируемой нации, претендующей на роль единственной супердержавы, становится все труднее воспринимать их в качестве жертв.

Салим Муваккил - старший редактор In These Times, где он проработал с 1983 года, внештатный обозреватель Chicago Tribune.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.