В последние десятилетия в жизни человечества произошел крупный по глубине переворот, сравнимый по своему воздействию и последствиям сначала с аграрной, а потом и с промышленной революцией, который принято теперь называть информационным и научным, который сделал информацию такой же основой ресурсов, могущества и прогресса, какой на определенном этапе развития человечества было сельское хозяйство, когда большая часть производительных сил концентрировалась в аграрном секторе, затем же стала группироваться в промышленности, а в последние десятилетия - в области информатики и науки. Таким же образом, как ранее общества, государства или экономики назывались аграрными, а затем - индустриальными, так они теперь называются обществами и экономиками информационными.

Это - такой экономический и социальный этап в истории человечества, на котором информация становится ресурсом, к приобретению которого стремятся общества и государства, неизбежно меняя свою политику в целях лучшей адаптации, так же, как менялось сельское хозяйство обществ, государств и цивилизаций с переходом человечества от охоты и скотоводства к земледелию, как менялась и промышленность в балансе стратегических экономических международных сил и отношений. Таким же образом знания и информация теперь меняет большинство, если не все, экономических, политических и стратегических систем.

Роль государств и правительств претерпевает большие изменения. Таким же изменениям подвержены экономические системы, законодательства, нормы организации общественной жизни и межгосударственные экономические отношения. Мир приближается к грани, за которой - этап взаимного проникновения и зависимости друг от друга, участия во многих процессах информации и коммуникации, что обрекает массу инструментов знания, господства и управления на исчезновение или изменение.

От вертикально структурированной системы доступа к информации к сетевому общению

Техника информации и коммуникаций перевернула нашу жизнь в горизонтальный ракурс, разрушив вертикаль, бывшую до того и символом, и философией, и методологией. Правительства, элиты и топ-менеджеры компаний владели этой информацией, полностью регулировали процесс ее поступления и передачи и определяли тех, кому можно ею пользоваться. Существовала только одна инстанция, к которой поступала вся информация и которая определяла дальнейшую ее судьбу.

Теперь же информация через Интернет или спутники связи доступна любому, вне зависимости от его иерархического статуса в обществе или государстве. Приемники спутниковых каналов и интернет-сайты находятся как в кабинетах высших правительственных чиновников, так и дома у любого журналиста или простой домохозяйки.

Контроль за выпуском периодических изданий или информационных материалов уже перестал быть действенным и эффективным. Этот серьезный и важный ресурс (информация) превратился из личных драгоценностей в сокровищницах элиты в вещь, доступную любому, и даже больше того - в вещь, такую, например, как вода или воздух. Таким образом, правительства и элиты утратили большую часть своего авторитета и влияния, уступив ее толпе и обществу. Этим был нанесен серьезнейший удар по вертикали информационной власти, превративший ее в нечто расплывшееся, бесформенное, в котором невозможно найти, где там вершина, центр или основание.

Само сетевое общение трансформируется в философию жизни, управления, образования, политики и культуры, альтернативную установившейся или существовавшей ранее вертикально структурированной системе доступа к информации, так как люди через свое ничем не ограниченное взаимодействие с сетями получают и образование, и общение, и связь, и работу, и советы, получают информацию и знания, обмениваются мнениями, опытом и знаниями, переводят и получают деньги, услуги и товары, и все это благодаря тому, что на смену бывшей привычной для них прежней, исторически сложившейся системе вертикального распространения информации, в их жизнь вошла система сетевого общения, строящаяся на технически обеспеченном равноправии и партнерстве.

Очевидно, что меняется и роль правительств и государств: правительства постепенно уступают многие подконтрольные им ранее позиции, отказываются от многих исполнявшихся ими ранее функций, таких как образование, здравоохранение, регулирование экономики, цен, управление сферой культуры, и может так оказаться, что задача правительств сведется лишь к обороне, безопасности, координации и контролю. Однако альтернатива правительствам все еще не ясна и не определена. Предполагалось как-то, что их место займут компании и частный сектор. Но это годится лишь для прибыльных сфер, куда идут инвестиции. Если же эти условия не соблюдены, то туда не пойдут ни компании, ни инвестиции. Так означает ли это превращение в пар многих из таких не прибыльных предпринимательских проектов и программ, как культурные или спортивные, в некоторых регионах? И не будет ли это также означать, что обездоленные люди окажутся лишенными еще и таких услуг, как образование, здравоохранение и связь?

Но и это еще не единственный сценарий дальнейшего развития событий. Общества и государства уже перестраиваются на 'сетевую' схему, при которой у компаний и инвестиций может и не оказаться решающей или главенствующей роли. Уже сегодня рождаются новые структуры, которые в будущем могут оказаться гораздо более эффективными. Речь идет о профсоюзах, кооперативах и других организующих массы людей структурах, способных своей деятельностью удовлетворить большинство их потребностей, не прибегая к услугам правительств и инвестиционных компаний. Эти структуры являют собой прообраз сетевого общения, соответствующего текущему этапу преобразований. Шанс ее успеха заключается в том, что она 'горизонтальная' - 'сетевая', в том смысле, что обеспечивает участие всех людей в процессе ее финансирования и планирования.

Экономика информатики и ее субъектов

Билл Гейтс считается известнейшим, авторитетнейшим и богатейшим человеком в мире. Он - пионер промышленной информатики, которая растет и накачивает мускулы. Богатство Билла Гейтса превышает ВВП многих из развивающихся стран, и оно продолжает умножаться немыслимыми темпами. Компания Майкрософт, которую он возглавляет, считается крупнейшей в мире, поскольку рыночная стоимость ее акций превышает пятьсот миллиардов долларов.

Стоимость продукта, производимого информационной индустрией, уже превышает три триллиона долларов в год, составляя от 50 до 60 процентов от стоимости нынешнего национального продукта индустриально развитых стран. Объем торговли электронными продуктами через Интернет оценивается в триллион долларов, и эта торговля уже превращается в эпидемию, захлестнувшую мир настолько, что в ближайшие годы практически вся реклама, маркетинг и дистрибьютерство переоориентируются на Интернет, оставив покупателю лишь один выбор - пользоваться электронной торговлей.

Нынешний уклад повседневной жизни в большой степени зависит сегодня от электричества. Использование такой бытовой техники, как радиоприемник, телевизор, холодильник, стиральная машина, пылесос, телефон - это все непосредственный результат пользования электрической энергией. Так как же изменится уклад нашей жизни, когда она будет привязана к Интернету?

Изменится вид наших жилищ и их планировка, поскольку они, возможно, станут еще и нашим рабочим местом, ведь уже возрастает число лиц, работающих на дому, и это может превратиться в правило, значительно сократятся площади, занимаемые офисами и магазинами, изменятся привычные маршруты передвижения, планировка улиц и дорог, районы мест проживания, исчезнут мегаполисы, станут процветать пригороды и сельская местность, уменьшится потребность в общественном транспорте и магистральных шоссе, вернутся в нашу жизнь просторные особняки, все члены семьи и родственники станут работать вместе 'на семейном подряде'.

Действительно, общественные и семейные отношения приобретут новую форму, все более напоминающую тесные традиционные связи, с которыми уже было покончила индустриальная цивилизация. Мы будем как бы возвращаться в патриархальное общество, произрастающее из сельского быта, но будучи обеспеченными чрезвычайно развитой техникой.

Произошел и большой переворот в области тиражирования печатной информации, которое теперь становится электронным, приобретающим новые характеристики и измерения, намного превосходящие все то, что произошло с переходом от рукописной к печатной продукции. И дело здесь заключается не только в снижении издержек производства и сохранении окружающей среды из-за сокращения вырубки деревьев для производства бумаги, но и в том, что электронная информация обеспечивает новые перспективы, дающие возможность пересмотреть сами основы и понятия, на которых зиждилась информационная деятельность на протяжении более, чем четырехсот лет.

Интернет СМИ - это не просто переход от печати на бумаге к электронной печати, и не только скачок через временные рамки, географические границы и понятия цензуры, электронная газета может предложить вам неподвижный и движущийся, безмолвный и озвученный текст или картинку, связать между собой данные и информацию, вызвать другое средство информации, то есть, представляя собой совершенно новое средство, объединяющее в себе возможности и прессы, и радио, и телевидения, она в то же время - нечто, отличное от них.

Это - новое средство массовой информации, оно - не из тех, которые монопольно вещали на всю аудиторию, и их вынуждены были принимать все, оно - средство взаимодействия и сотрудничества, в котором люди выбирают для себя то, что удовлетворяет их потребности, и, в то же время, высказывают и обмениваются своими мнениями, сами участвуя в процессе передачи информации, а средства передачи информации могут, основываясь на этом, давать каждому то, что он хочет, а также и выслушивать от каждого то, что тот хочет сказать, и кроме того, там каждому предоставляется возможность публиковать свое мнение. То есть это - средство информации, напоминающее совет или форум, в котором на равноправной основе участвуют десятки людей, утверждая в этом процессе свою индивидуальность и специфичность.

Информация призвана удовлетворять каждого ее потребителя по отдельности. Обобщение же в направленности информации по типу принадлежности к разным социальным группам все более уходит в прошлое. Вместе с тем возрастает значимость культуры и идейной принадлежности малочисленных социальных и национальных групп, которые находят теперь возможность для самовыражения и взаимодействия с другими культурами, то есть информация, если она хочет выжить и продолжать существовать, должна быть безгранично плюралистичной.

Такая плюралистичная информация, кроме того, что она изначально была предназначена для чтения, обслуживания потребителя, обеспечения его общими знаниями о культуре и развлечения, теперь также начинает выполнять новую роль - образования и обучения, которая может стать мощной альтернативой, или конкурентом, школам, высшим учебным заведениям и центрам подготовки, которые должны пересмотреть свою роль, хотя бы для того, чтобы выжить, тем более, что даже те, услуги, которые предоставляет Интернет за плату, гораздо ниже по стоимости, того, что требуют за свои услуги эти заведения.

Короче говоря, информатика будущего - это новые структуры, значительно отличающиеся от существующих ныне в традиционных средствах массовой информации. Это - не информация журналистов, писателей и читателей; это - взаимодействующее внутри себя сообщество, в котором его члены обмениваются между собой услугами, взаимно удовлетворяют свои основные потребности и исполняют свою повседневную работу. И если нынешние средства массовой информации не задумаются о своих перспективах, о том, что им может угрожать из новых вызовов, то им придется столкнуться с тем, что их перестанут любить, отвергнут, что они из-за этого станут убыточными, и, возможно, вымрут, развеются как дым.

Критерии и понятия давно поменялись: веруя в свое время в ценность золота и серебра, а затем - бумаги, мир теперь пришел к убеждению, что малейшие электронные сигналы - возникающие и тут же исчезающие - можно обменять на товары или услуги.

Электронные ресурсы

Слово 'ресурс', или 'богатство', стало приобретать новое символическое значение, отличное от того, которое устоялось в прошлые века. Ранее оно несло в себе простой смысл, означающий землю с ее видимыми приносящими доход достоинствами - то есть 'земледелие', затем с промышленной революцией оно превратилось в 'бумаги', то есть в 'деньги или акции', служащие выражением собственности человека.

С зарождением и ростом информационного сектора в экономике понятие 'богатство' перестало выражать или означать какую-то твердую, конкретную наличность (земля или предприятие), и уже никто не станет покупать акции 'Майкрософт' или 'Ай Би Эм' только из-за того, что компания владеет определенными основными фондами. Но богатство, или 'ресурс', этих компаний зиждется на интеллектуальных способностях, заключенных в головах возглавляющих их людей. Ведь акционер не покупает конкретную недвижимость, он покупает интеллектуальную, маркетинговую и организационную способность этих компаний, да и сам капитал сегодня скорее представляет собой нечто символическое и даже иллюзорное.

Даже ценные бумаги, которые служили ранее выражением конкретной собственности и основных фондов уже не используются, и на их смену пришли 'электронные деньги'. По кредитным карточкам через Интернет и другие системы связи и информации проходят финансовые потоки, стоимость которых ежедневно превышает три триллиона долларов. Более того, точное название капитала сегодня уже вышло за рамки 'символический' - он уже не символический, ведь денежным купюрам сегодня уже грозит обесценение, так как множество кредитных организаций уже отказались от обращения с ними.

Введение в оборот этих карточек значительно снизило финансовые возможности целых государств и банков, которые уже не в состоянии пользоваться платежами, поступающими от сетей и их чеками. Банки в качестве ответной меры стали вкладывать свои средства в упомянутые карточки и тем самым конкурировать с компаниями-эмитентами этих карточек.

Центральные банки, в свою очередь, свертывают контроль над пластиковыми карточками, эмиттируемыми независимыми от них компаниями, пренебрегая при этом обязательствами, которые принимают на себя в таких случаях центральные банки. Такая ситуация может привести к росту инфляции и изменению монетарной политики так, что это уже будет неподконтрольно центральным правительствам.

Короче говоря, капитал как средство накопления богатства, направленного на увеличения производства, параллельно превращается в деньги, и оба они принимают новые формы.

Деньги превращаются в разнообразные электронные импульсы, перемещающиеся, куда им угодно, и превращающиеся, во что им угодно, а слежение за всеми этими процессами происходит по экрану монитора. Все, что там наблюдается - не просто информация, а деньги. Таким образом капитал постепенно превращается из конкретной массы, которую можно взять, в символическую величину, а теперь уже и в величину, находящуюся за пределами символической.

Конечно, все эти преобразования сопровождались и другими изменениями - в критериях и понятиях. Уверовав в начале в непоколебимость ценности золота и серебра, а затем - ценных бумаг, мир сегодня приходит к убеждению, что микроскопические то возникающие, то исчезающие электронные импульсы можно обменять на какие-то товары или услуги.

Вот на таком символическом богатстве и зиждется власть, ресурсы и отношения, и оно же может в очередной раз обратиться в нечто за пределами символического.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.