РОССИЯ. За десять дней до президентских выборов в Сибирской нефтяной вотчине энергетического гиганта компании 'Юкос' колеблются в нерешительности между проявлением лояльностью к своему шефу, находящемуся с октября прошлого года за решеткой, и поддержкой курса кремлевской администрации.

В Нефнеюганске повсюду вдоль тротуаров можно увидеть небольшие желто-зеленые треугольники. В этом суровом сибирском крае, в городе, расположенном в центральной части Ханты-Мансийского автономного округа, мерцающая неоновая эмблема напоминает рождественские украшения, которые после праздника никто не убирает - они здесь висят постоянно. Они как искорки радости среди унылых городских улиц. Местная ребятня тут развлекается на центральной площади города, забираясь на огромные прозрачные скульптуры ледяного городка.

Спешащие на пронизывающем холоде прохожие, похоже, не обращают более внимания на светящийся треугольник, который, можно без преувеличения сказать, освещает их жизнь. Ведь речь идет о фирменном знаке компании 'Юкос' - самой крупной частной нефтяной компании в России. Компания является градообразующей - на ней работает свыше ста тысяч горожан. Город Нефтеюганск начал развиваться после 1961 г., когда здесь были добыты первые тонны черного золота, и теперь он стал столицей этой нефтедобывающей компании, которая еженедельно отправляет на автобусах или вертолетах на вахту своих сотрудников, ведущих разведку и добычу нефти на бескрайних заснеженных просторах Сибири.

Ни в самом городе, ни непосредственно в районах нефтедобычи, дело 'Юкоса' не оказало существенного влияния на нормальный ход жизни горожан, ни на темпы нефтедобычи. Задержание в октябре прошлого года за уклонение от уплаты налогов главного акционера компании и самого богатого человека в стране Михаила Ходорковского вызвало скандал в Москве и за рубежом. Именно этот человек финансировал в России целый ряд политических партий либерального толка. Арест главного финансиста был ими интерпретирован как демарш Кремля и лично Владимира Путина накануне приближающихся президентских выборов.

На своей вотчине в Нефтеюганске, куда знаменитый Президент - Генеральный директор компании последний раз приезжал в сентябре месяце, нашумевший арест не вызвал ни малейших признаков возмущения. 'Он должен нам платить больше! У

этого банкира ведь на счетах миллиарды! Здесь никто не осмеливается жаловаться, а компании это выгодно', - негодует Андрей Макаров, 35-летний сотрудник низового звена компании, который мечтает перебраться в соседний город, где работает другая нефтяная компания - конкурент 'Юкоса', выплачивающая своим сотрудникам более высокие зарплаты.

Конечно, здесь все следят за развитием событий по телевизору и задают себе один и тот же вопрос: почему Ходорковский все еще находится в тюрьме? 'Здесь мы качали, качаем и будем качать нефть', - шутит словоохотливый, несмотря на тридцатиградусный мороз на буровой, двадцативосьмилетний здоровяк Слава Дубовец. Чуть поодаль на острове, который образует закованная во льды река Обь, другой рабочий не скрывает своего безразличия к происходящему, разливая в бытовке чай. 'Пусть они там сами между собой разбираются! Я - простой работяга и у меня нет политических убеждений', - заявляет сорокалетний Гаджи Мирза-Ахмед. Имена, фамилии и лица здесь выдают различное национальное происхождение нефтяников: с 60-х годов сюда со всей России приезжают в поисках заработка люди.

Новое авторитарное государство?

Поддержка, выказываемая заключенному под стражу Ходорковскому, наиболее ощутима среди олигархов. Юрий Левин, занимающий второе по значимости место в региональном руководстве компании, осмелился подписать петицию с требованием освободить бывшего Гендиректора 'Юкоса'. Арест подобного рода не мог быть произведен без согласия Кремля. Надеюсь, они придут к какому-то соглашению - доверительно сообщает Левин в офисе компании в Нефтеюганске. Этот руководящий работник 'Юкоса' заявляет, что исход дела его шефа повлияет на выбор, который Левин сделает на выборах 14 марта. При этом он не исключает, что будет голосовать за Путина - президента, объявившего войну нефтяным магнатам. Ведь он - гарант Конституции, - напоминает мне Левин.

Другие сотрудники штаб-квартиры компании более категоричны. Этим делом государство показывает всем, что намерено деприватизировать 'Юкос'. Если оно может вернуть себе частную компанию, почему оно не может пересмотреть итоги приватизации жилья и забрать у меня мою квартиру? - спрашивает Андрей Малькович. Он невысокого мнения о Путине, бывшем советском разведчике, создающим ныне новое авторитарное государство и говорит, что будет голосовать за Ирину Хакамаду, независимого либерального кандидата, избирательная компания которой была частично профинансирована другими акционерами 'Юкоса'. Но, - предупреждает он, - большая часть моих коллег проголосует за Путина, потому что все они живут по старым российским понятиям: царь сам по себе хороший, а вот окружение его - никуда негодное!?

Мнение директора городского спортивного центра еще более категорично. Он безоговорочно поддерживает политику Кремля. У нас здесь есть все: нефть, вода : и Чечня от нас далеко! У нас тут стабильная налаженная жизнь. К чему задаваться политическими вопросами?! - смеясь, восклицает он. А за окнами между тем тихо падает снег, окрашенный в желто-зеленый свет отблесками неоновых треугольников 'Юкоса'.