4 марта 2004 года. "Это какой еще Михаил?", спрашивали все, когда Владимир Путин на этой неделе назвал Михаила Фрадкова своим новым премьер-министром. После того как президент на прошлой неделе отправил в отставку Михаила Касьянова, за шесть дней лихорадочных гаданий были перебраны имена всех мыслимых преемников. Фрадкова, кажется, сочли немыслимым.

Обозреватели надеялись, что назначение премьер-министра позволит получить представление о приоритетах Путина на второй президентский срок, после его ожидаемого переизбрания 14 марта. "Силовик" из бывших военных или сотрудников органов безопасности означал бы усиление вмешательства государства; либерал стал бы проводить экономические и административные реформы.

И вот теперь Путин, кажется, выбрал человека, который, скорее всего, заставит всех и дальше строить догадки. Пятидесятитрехлетний Фрадков с типичной внешностью советского чиновника был специальным представителем России в Европейском Союзе (ЕС). В этом качестве он редко делал публичные заявления, даже во время спора из-за доклада Европейской комиссии по вопросу отношений с Россией. В его биографии нет ничего выдающегося, хотя он был и министром торговли, и начальником Федеральной службы налоговой полиции. Насколько известно, он не "силовик", но у него нет и связей с олигархами, как у Касьянова, или с каким-либо другим влиятельным кланом.

Социолог Ольга Крыштановская, которая изучала российские элиты, говорит, что Фрадков вполне отвечает требованиям Путина. Его можно считать "тайным силовиком", который приобрел ограниченную известность, когда министр обороны и "архисиловик" Сергей Иванов в 2000 году ввел его в состав Совета безопасности. Однако же у него имеется опыт решения экономических вопросов и работы на Западе (в его биографии сказано, что он говорит по-английски и по-испански). Прежде всего, он "скромен, ничем не примечателен, не стремится к власти". Короче, это человек, привыкший во всем соглашаться с начальством, и его поставили на эту должность для того, чтобы Путин мог устанавливать собственные приоритеты. Но на что станет говорить "да" Фрадков, и насколько хорошо он это будет делать?

Вполне возможно, что он окажется инструментом, который позволит Путину проявлять как свои интервенционалистские, так и свои реформистские инстинкты. Служба в налоговой полиции дает Фрадкову нужный налет антиолигархизма; говорят, что он принимал участие в подготовке уголовного обвинения против "ЮКОСа", нефтяной компании, которая с прошлого лета подвергается массированным атакам следователей. (На этой неделе Министерство РФ по налогам и сборам обвинило в уклонении от уплаты налогов за 2000-2001 гг. в сумме 1 млрд. долл. США также и компанию "Сибнефть", которая прошлой осенью слилась с компанией "ЮКОС".) Путин планирует увеличение налогообложения компаний по добыче природных ресурсов, принадлежащих богатейшим людям России.

Однако Фрадков просигнализировал и о своем желании проводить реформы, выбрав (или согласившись взять) в заместители Александра Жукова, экономиста, который возглавляет Комитет ГД по бюджету и налогам и считается либералом. Он намекнул, что у него, возможно, останутся всего два заместителя вместо пяти, и говорил о реструктуризации министерств.

Пять лет назад Путина самого вытащили из относительной неизвестности, чтобы сделать премьер-министром, а затем и президентом. Борис Ельцин выбрал его за скромность, нежелание высовываться, лояльность и отсутствие явных амбиций. Мало кто ожидает, что Фрадков будет следующим Путиным. Но Россия полна сюрпризов.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.