Хотя массовые убийства, организованные террористами в Кербелле и Багдаде в День ашура отвлекли основное внимание СМИ, важнейшим событием, имевшим место в Ираке, стало принятие проекта конституции — документа, дающего свободы, каких не знала история региона. Проект конституции, положившей конец десятилетиям произвола, будет вынесен на всенародное обсуждение заблаговременно до начала выборов учредительного собрания, которое выработает постоянную конституцию. Еще за неделю до принятия проекта некоторые иракцы были уверены, что Правящий совет — орган, представляющий власть в Ираке, не сможет принять текст проекта конституции.

Принятый на прошлой неделе документ привлекает внимание по ряду причин.

Во-первых, он представляет собой сплетение компромиссов в регионе, где компромисс является признаком слабости, если не свидетельством позора. В сугубо 'мужской' ближневосточной политике могучий лидер навязывает свою волю силой. В мире, где победитель получает все, проигравший мечтает лишь о спасении своей шеи от меча, в лучшем случае — от тюрьмы и ссылки.

Поэтому можно только приветствовать факт достижения иракцами согласия по проекту конституции, поскольку компромисс удалось достигнуть по важнейшим коренным проблемам. Наибольшие споры вызывало положение, которое должен занимать ислам в будущем Ираке. Некоторые члены Правящего совета, которые считают, что государство принадлежит всем его гражданам, были против любого упоминания ислама в качестве государственной религии. Другие выступали за создание мусульманского государства, в котором немусульмане станут по-существу гражданами второго сорта. В качестве компромисса в проекте ислам признается государственной религией, однако он не может служить препятствием для назначения немусульман какие-либо должности. В проекте также говорится о том, что государство не вмешивается в религиозные дела граждан, как это имеет место в ряде соседних стран, например, в Иране. Ряд видных приверженцев секуляризма выразили разочарование принятием этого компромисса. Однако, как представляется, предоставление государству права контролировать исламские процессы в стране будут иметь положительные результаты для иракской демократии. В рамках секулярного государства религию монополизируют наиболее экстремистские элементы, которые могут создать государство в государстве. Здесь можно привести два примера:

1. Религиозные центры в городах Неджеф, Кербела, Самарра управляют шиитами во всем мире (200 миллионов человек). С ними связаны тысячи вакуфных организаций — сельскохозяйственные, промышленные и торговые предприятия. И если позволить этим организациям уйти из-под государственного контроля, они могут превратиться в мини-империи во главе с муллами в противовес государственной власти, что ослабит демократическое государство. В рамках нынешней конституции религиозные центры и организации, стоимость которых оценивается в миллиарды долларов, могут управляться соответствующим министерством вполне открыто и прозрачно.

2. Как преподавать ислам в новом демократическом Ираке. Если государство полностью от этого устранится, став секулярным, преподавание ислама окажется в руках наиболее экстремистски настроенных группировок. Подобное случилось в Турции и Пакистане в последние годы, где религию изучают только в мусульманских частных школах под контролем экстремистских групп.

В то время, как Европейский союз заявляет о необходимости конституционной защиты 'христианской культуры', никто не может обвинить Ирак в признании религиозного наследия 95% его народа.

С вопросом о месте ислама в государстве связана та роль, которую может играть шариат в законодательной системе Ирака. Некоторые члены Совета намеревались объявить шариат единственным источником законодательства. Эта позиция выражалась силами, которые использовали ислам в качестве орудия борьбы против баасистского режима и его псевдосоциалистической идеологии. В качестве компромисса шариат объявлен одним из источников законодательства, и это вполне приемлемый вариант, поскольку в шариате заложено множество принципов, отнюдь не противоречащих правам человека.

Проект конституции предлагает еще один компромисс. Он предоставляет курдским районам право на автономию, которым эти районы пользовались с 1991 года. Целью достижения данного компромисса было недопущение противостояния, которое могло возникнуть между сторонниками федерального устройства и теми, кто считает, что федерализм не подходит для Ирака.

Я разделяю последнее мнение. Федерализм приемлем в том случае, когда внутри одного государства существуют два или более государств. Этот принцип не пригоден для Ирака, который с самого начала возник как единое государство. Ирак нуждается в сильной центральной власти, которая способна распределять нефтяные и водные ресурсы страны. Вместе с тем, видимо, невозможно вернуть и удушающий централизм.

Трудно ожидать, что курды, которые в течение последних 13 лет пользовались правами автономии, примут систему, при которой все важнейшие решения принимаются в Багдаде. Поэтому курдам необходимо предоставить максимальный федерализм в новом Ираке.

С некоторыми положениями предложенной конституции трудно согласиться. Например, наличие постов президента и премьер-министра одновременно, возможно, вызовет постоянный спор о том, который из этих постов является высшим в государстве.

 

Положение может еще более осложниться, поскольку конституция предполагает назначение двух вице-президентов. Возможно, эти посты предусмотрены для представителей национальных и религиозных меньшинств, что вынесет проявления сектантства на высший государственный уровень. Недопустимо, чтобы конституция одновременно призывала к единству страны и поощряла этнический и религиозный раскол.

Не вполне согласен и с тем положением, согласно которому 25% мест в парламенте и 40% мест в государственных органах представляются женщинам. Эти женские квоты могут только затормозить процесс формирования гражданской службы из числа наиболее квалифицированных кадров. Обеспечить большую роль женщин в принятии решений можно, предоставляя им видные посты в политических партиях или министерствах. Возможно также назначение большего числа женщин в качестве губернаторов регионов, послов и руководителей крупных государственных учреждений. По-моему, нет нужды раздавать конституционные 'подачки', если позволительно так выразиться.

Управляющий совет сделал большой шаг на пути ликвидации гендерной дискриминации, отменив закон о 'личном статусе', который ставил женщин в положение граждан второго сорта.

Принятый документ является революционным для Ближнего Востока и представляет основу прекращения дискриминации по половому признаку. Принятие Управляющим советом Ирака этого проекта может вдохновить тех, кто верит в способность иракцев жить в условиях демократии при предоставлении равных возможностей. Уже это диктует необходимость быстрейшего проведения всеобщих выборов. И ошибкой коалиции, возглавляемой США, является затягивание этого процесса по административным и техническим причинам.

Многие, в том числе и автор этих строк, желают быстрейшего перехода власти в руки иракского народа. Однако скоро это не произойдет. Но можно утверждать, что страна идет в правильном направлении.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.