Вашингтон, 7 марта 2004 года. Президент Владимир Путин, переизбираясь на второй срок, не опасается сколько-нибудь значительного соперничества, кроме, разве что, себя самого и Конституции РФ. Однако, как представляется, он боится, что и этого будет достаточно, чтобы расстроить его планы.

Скрытный стиль руководства этого бывшего сотрудника Комитета государственной безопасности возродил к жизни кремлинологию в Вашингтоне и Москве. Тщательно просеивая детали странной перетряски кабинета министров накануне президентских выборов 14 марта, некоторые из самых видных кремлинологов здесь, а также и независимых российских аналитиков в Москве пришли к заключению, что Путин напуган . . . собственной тенью.

Деспотичная избирательная кампания Путин отчуждает от него некоторую часть избирателей, а многих других погружает в спячку. Если явка избирателей будет ниже 50%, то, в соответствии с Конституцией РФ, результаты голосования будут признаны недействительными, и будут назначены новые выборы. Кандидаты, которые баллотируются на выборах 14 марта, не смогут принять в них участие.

Никто не сомневается, что хитрый обершпион, назначенный в 2000 году Борисом Ельциным, чтобы ему наследовать (и защищать его), победит на выборах шестерых выскочек, которым удалось попасть в списки для голосования. Последовательное и умелое урезание Путиным демократического пространства России в сфере политике и свободы средств массовой информации удержало от участия в президентской гонке его более серьезных соперников.

Шаги по свертыванию демократии - увы - не сделали Путина менее популярным. Ему сошло с рук избирательное заключение в тюрьму и преследование российских баронов-разбойников первого поколения, которые в большинстве своем являются евреями. Его жесткая, пусть и бесполезная риторика по вопросу грязной, мучительной войны в Чечне тоже получает поддержку раздраженного и все более отдаляющегося от него населения, над которым нарочито властвует Путин, но которым в действительности он все меньше управляет, поскольку эффективность контроля со стороны государства снижается.

"Путин систематически устраняет все сдержки и противовесы, но его авторитаризм пока еще мягок", - сказал Андерс Аслунд (Anders Aslund), руководитель Российской программы Фонда Карнеги в Вашингтоне, после недавнего визита в Москву.

Другие сообщают, что москвичи опасаются, что в столицу возвращается всепроникающее прослушивание разговоров. Контакты из делового мира в особенности предлагают прогулки в парке или пишут записки, когда затрагиваются важные темы. На этот раз объектом прослушивания стала элита, а не широкая публика. Шпионов интересуют деньги, а не инакомыслие.

Эта тенденция является одним из симптомов почти что исключительной опоры Путина на "силовиков", небольшую группу советников по безопасности, где господствуют бывшие сотрудники Комитета государственной безопасности, которые готовы атаковать, а возможно, жаждут забрать себе основанные в ельцинскую эпоху прибыльные бизнесы.

До сего времени Путин уравновешивал эту закрытую, неопытную группу в аппарате Кремля сотрудниками из числа бывших близких помощников Ельцина. Однако контакты последних с руководителями российского бизнеса и с иностранными правительствами, по-видимому, стали рассматриваться как нежелательные в Кремле, который почти не проявляет интереса к мнениям Белого дома, или Елисейского дворца, или Даунинг-стрит, 10, и поэтому этих людей начинают вытеснять из Кремля.

В эту схему укладывается внезапное увольнение Путиным Михаила Касьянова с должности премьер-министра и назначение в прошлый понедельник в качестве его преемника Михаила Фрадкова, человека, который считается полным политическим ничтожеством. Фрадков, как вы могли догадаться, в советские времена являлся кадровым разведчиком, который работал "под крышей" дипломатических и торговых представительств.

Фрадков не сумел обуздать коррупцию на своей последней должности главы Федеральной службы налоговой полиции, и Путин назначил его в Брюссель, где, как поведали на прошлой неделе официальные представители Европейского Союза (ЕС), он получил известность главным образом благодаря своей заурядности.

Увольнение Касьянова стало неизбежным, когда он выступил против решения Путина отправить в тюрьму главу нефтяной компании "ЮКОС" Михаила Ходорковского, который считался его потенциальным политическим соперником. На президентских выборах, на которых Путину для того, чтобы сделать выборы конституционно легитимными, может потребоваться в последнюю минуту привести к урнам нужное число избирателей - или, по крайней мере, обеспечить в избирательных урнах достаточное число бюллетеней - нет места таким ненадежным личностям, как Касьянов.

Самые очевидные преимущества Фрадкова - то, что его нельзя всерьез рассматривать как преемника или потенциального противовеса Путина. Его назначение во всем остальном настолько покрыто завесой тайны, что склонные к большей подозрительности кремлинологи думают, что Путин, импортировав таинственного человека, пытается окольными путями оживить ставшую унылой избирательную кампанию.

Ответ, возможно, более прост. Продолжается сокращение численности населения России. Ее интеграция в мировую экономику блокируется твердыми требованиями ЕС поднять внутренние цены на энергоносители в 4 раза. Правительство коррумпировано и не пользуется доверием. Быть может, нет вообще никакой тайны в том, что Путин, в конечном счете, остановил свой выбор на моральном эквиваленте человека-невидимки в качестве своего главного заместителя. Кто еще согласился бы занять эту должность?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.