10 марта 2004 года. Избирательные кампании закругляются; к приходу избирателей подготавливаются кабины для голосования. Российские власти целиком поглощены вопросом обеспечения явки избирателей. К этому времени на следующей неделе у России будет новый президент, или же будет переизбран нынешний. Кажется, что в новой российской демократии все хорошо.

Но так ли это? Одна из трудностей анализа состояния демократии в России - или в Венесуэле, или в Иране, или, вскоре, быть может, в Ираке - заключается в том, что, хотя внешние формы демократии наличествуют, многое из ее внутреннего содержания, те ее составляющие, которые мы обыкновенно принимаем как должное, отсутствуют. Да это правда, в воскресенье в России будут проводиться выборы. Но шансов на то, что президент Владимир Путин не будет переизбран, нет и никогда не было. Ведь, в конце концов, его единогласно поддерживают национальные электронные средства массовой информации (СМИ), значительная часть которых прямо или косвенно принадлежит его друзьям. У него нет серьезных соперников, потому что он отправил за решетку, изгнал из страны или подорвал позиции всякого, кто мог, как ему казалось, встать на его пути.

Даже усилия по обеспечению явки избирателей, ставшие необходимыми в силу того, что российский закон о выборах требует 50-процентной явки, замараны свидетельствами того, что местные власти запуганы требованиями сверху обеспечить, чтобы народ пришел и проголосовал за действующего президента. В Калининграде чиновники городской мэрии говорят, что собираются открыть на избирательных участках овощные лавки со сниженными ценами для тех, кто придет голосовать. В Хабаровске больницы угрожают не принимать на лечение пациентов, которые не получили открепительных талонов для голосования не по месту прописки. В Москве одна женщина-бизнесмен сказала корреспонденту английской газеты, что от нее потребовали обеспечить явку 50 избирателей, прежде чем выдать ей лицензию на открытие ресторана. "Обыкновенно им бывают нужны деньги, а не голоса, - сказала она. - Я думаю, это символ нынешнего времени".

Но чего в самом деле нет в России, так это не просто политической оппозиции, а механизма для ее создания. Да, вы говорите, свободные СМИ, но есть также и политически независимые бизнесмены, готовые дать деньги, есть испытывающие вкус к политике люди, готовые работать на поражение действующего президента, не опасаясь гонений, есть политически грамотные избиратели, которые чувствуют, что у них имеется основание - помимо желания купить дешевые овощи - прийти на избирательные участки. Не все эти элементы равным образом наличествуют в каждой зрелой демократии, включая нашу собственную. Но их достаточно, чтобы гарантировать, что выборы, по большей части, становятся подлинным состязанием между двумя, по меньшей мере, внушающими доверие политическими партиями.

Трудность с этими отсутствующими элементами состоит в том, что, для начала, коль скоро их нет, бывает очень трудно создать их на пустом месте. Колумнист еженедельника "Newsweek" Фарид Закариа (Fareed Zakaria) отметил, что наиболее успешно развивающиеся страны - Тайвань, скажем, или Южная Корея - обыкновенно те, которыми поначалу в течение нескольких десятилетий управляют "либеральные автократы", прежде чем они станут подлинными демократиями. Но, что касается России, не было времени создать либеральную демократическую систему перед распадом Советского Союза. Не будет для этого времени и в Ираке тоже.

Наша способность помогать становлению российской или иракской политической культуры с ее независимыми бизнесменами, независимыми журналистами, независимыми чиновниками, ответственными за выборы и, прежде всего, избирателями, которые не испытывают больше страха перед независимым волеизъявлением, исключительно ограничена. Тем не менее, у нас имеются кое-какие возможности влиять на этот процесс, как нам должен показать наш опыт с Россией. Совершенно очевидно, что попытки "продать" россиянам демократию - посредством предоставления грантов для журналистов, организации семинаров для судей, обеспечения учебниками юристов - не следует прекращать, как только новая демократия начинает проводить выборы. Инструменты "продвижения демократии" и просвещения не очень мощны, но они, по стандартам внешней политики, очень дешевы. Куда дешевле обойдется просвещение иракских школьников в отношении их новых гражданских прав, нежели направление в эту страну снова солдат и морских пехотинцев спустя 10 лет.

Что всего важней, урок России заключается в том, что нам следует во все времена избегать соблазна взмахнуть руками, празднуя победу, и объявить, что демократия пришла, хотя совершенно очевидно, что этого нет. Мы делали подобные ошибки в России дважды. Первый раз это было, когда Билл Клинтон (Bill Clinton) слишком рано пригласил Бориса Ельцина в демократический клуб. А потом был второй эпизод, когда Джордж Буш-младший (George W. Bush), "заглянув в глаза" Владимиру Путину, нашел его заслуживающим доверия. Оба американских президента позднее чувствовали себя неловко из-за того, что поверили людям, которые, как позже выяснилось, не разделяют их ценностей. Оба вышеназванных американских лидера зародили в умах россиян сомнения по поводу природы "демократии", которая, как говорили американцы, уже пришла к ним. Я не думаю, что мы сделаем эту ошибку в третий раз в России, однако предстоящие в это воскресенье выборы должны напомнить нам, что нельзя делать эту ошибку и в других странах.