Анна Бадхен, Москва. - Глаза Сергея Ковалева за толстыми очками немного косят. Эти глаза видят, как длинна и извилиста дорога, которую его родная Россия прошла со времен раскола Советского Союза в 1991 году.

В какой-то момент бывшему советскому диссиденту казалось, что эта дорога ведет к демократии, но сейчас, в свои 74 года, он, как и многие другие общественные деятели, думает совсем обратное.

- Оказалось, что через 13 лет после раскола Советского Союза обществу не нужна демократия, - говорит Ковалев.

Такое невозможно было представить в бурные дни сразу после развала Союза Советских Социалистических Республик, когда Россия с воодушевлением провозгласила себя демократическим государством с независимым судопроизводством, свободной прессой и свободным волеизъявлением граждан.

Ковалев, имея за плечами десять лет сибирских трудовых лагерей за издание подпольной газеты, в которой он критиковал коммунистический режим, стал первым специалистом в Кремле по правам человека. Представляя либеральное движение в Думе, нижней палате российского парламента, он также возглавлял российскую группу защиты прав человека 'Мемориал'. Но с середины 1990-х годов положение начало портиться.

Обнищавший народ, отчаявшийся ждать лучшей жизни, о которой говорили посткоммунистические вожди - 80 процентов населения жило за чертой бедности, в то время как ближайшее окружение президента Ельцина наживало огромные состояния - был настолько недоволен тем демократическим правлением, что к 2000 году русские уже готовы были на руках нести к власти бывшего полковника КГБ Владимира Путина, позиционировавшего себя как сильного лидера, способного привести Россию к стабильности и процветанию.

В течение всего первого президентского срока рейтинг популярности Путина никогда не падал ниже 70 процентов, даже при том, что деятельность некоторых демократических институтов в стране была ограничена, свободная пресса взята под контроль, критики исполнительной власти затасканы по судам, а государственное телевидение построено в колонну по два для обеспечения выборов.

Опросы общественного мнения обещают Путину по результатам голосования в ближайшее воскресенье (это будут третьи постсоветские президентские выборы) сокрушительную победу - ожидается, что он получит от 60 до 80 процентов голосов. Такие выборы до боли напоминают советские кампании, где выбирать приходилось только из одного кандидата.

Для Ковалева настало время вынужденного молчания. Около года назад в основных российских печатных изданиях перестали принимать его статьи. Он говорит, что 'они боятся' быть заподозренными в критическом отношении к Путину.

В декабре он, как и многие другие лидеров постсоветского либерального движения, потерял свое место в парламенте в результате выборов, на которых, по заявлению многих организаций, в том числе Государственного департамента США и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, несправедливо отдавалось предпочтение прокремлевским партиям. Демократы взяли в парламенте только семь мест из 450.

Таких ударов российское либеральное движение не получало со времен коммунистического режима, когда обмен демократическими идеями проходил на кухнях при включенных кранах, чтобы заглушить беседу, на случай, если квартира прослушивалась КГБ.

- Становой хребет нашего общества не выдержал бремени свободы, - считает 52-летний Юлий Рыбаков, еще один из бывший депутат Государственной Думы, который в декабре не смог переизбраться на второй срок.

С ним согласна и 54-летняя Валерия Новодворская, самый острый язык движения 'Демократический союз', которую российские либералы называют 'бабушкой российской демократии':

- Россия не использовала возможность, данную ей историей - возможность стать прозападным государством.

Многие из тех, кто критикует политику Кремля, обвиняют Путина в том, что он превращает российских демократов в практически вымирающий политический вид, но г-жа Новодворская считает, что демократы и сами виноваты в том, что так и не смогли договориться, по какому же пути идти России после падения коммунизма.

- Кому-то не нравились ельцинские экономические реформы; кому-то - развал Советского Союза. Кто-то не одобрял борьбу Чечни за независимость и поддерживал войну, - сказала она о вот уже 10-летней войне Кремля с исламскими сепаратистами в Чечне, республике на юге России.

Новодворская, которую во времена СССР много раз задерживали службы безопасности за организацию антисоветских акций протеста, отстаивавшая 'американскую модель демократии в чистом виде', стала странно политически пассивной в последние несколько лет. Ее 'Демократический союз', в 1991 году насчитывавший 2000 членов, сегодня уменьшился до двухсот.

Рыбаков, художник, живущий в Санкт-Петербурге, втором по важности городе России, заявил, что он даже 'рад', что не связан с техническим российским парламентом и что его не позвали в политику 'на время'.

Сейчас с уст Ковалева нет-нет да и слетают фразы, в которых можно усмотреть этническое пренебрежение, например, 'воровство - часть цыганского генетического наследия', которые вряд ли подходят к его образу бывшего диссидента и борца за права человека.

- Я вряд ли смог бы сказать такое в Америке, - говорит он с озорной улыбкой, - это ведь политически некорректно.

У многих в России ранняя пора демократии до сих пор ассоциируется с волной, на которой поднялись олигархи - капиталисты, подминавшие под себя законодательство так, что оно позволяло им наживать огромные состояния. В результате Россия с радостью восприняла удары Путина по медиамагнатам и нефтяным королям, например по миллиардеру Михаилу Ходорковскому, которого арестовали в октябре по обвинению в уклонении от уплаты налогов, мошенничестве и хищении.

По выражению политолога Бориса Кагарлицкого, многие демократы 'переступили моральную черту' человеческого достоинства.

- Вернуться обратно им будет еще труднее, - говорит он.

С ним согласна и Новодворская: 'Наши демократы испортились' в глазах общества, заявила она.

Однако, как она считает, большая часть вины лежит на самих россиянах, которые думали 'получить процветание просто так, не прилагая никаких усилий'.

- Когда оказалось, что капитализм и демократия - это не только красивые витрины магазинов, но еще и много работы, что там есть богатые и бедные, демократия сразу же перестала нравиться людям.

Новодворская добавляет, что и само слово 'демократ' стало синонимом слова 'жулик'. По ее словам, 'люди сами отказались от свободы'.

Рыбаков сравнивает российский электорат с вышедшими на свободу заключенными, тоскующими по такой знакомой и понятной тюрьме. Представьте потомков бывших заключенных Алькатраса (Алькатрас - федеральная тюрьма в США, на о. Алькатрас, Сан-Франциско, шт. Калифорния. Закрыта 21 марта 1963 г. В настоящее время - туристический центр - пер.).

Они не совершили никаких преступлений, но привыкли к жизни в тюрьме с кормежкой по часам, начальником тюрьмы и тарелкой супа каждый день. А теперь представьте, что в один прекрасный день они просыпаются и видят, что все охранники и начальник ушли. Сначала они празднуют свое освобождение, кое-кто пытается переплыть на большую землю. Но большая часть останется там, какая-то группа из них обязательно возьмет под контроль столовую и душевые, а все остальные будут чувствовать себя беззащитными. Рано или поздно они скажут: раньше было лучше; где же наш добрый начальник? - пауза, и затем он заключил:

Те же и Владимир Путин. Начальник тюрьмы возвращается.

Свобода прессы при Путине

Российский президент Владимир Путин неоднократно говорил о том, что стране жизненно необходимы 'по-настоящему свободные и ответственные средства массовой информации', но сейчас его критики говорят, что свобода прессы в России существенно ограничена.

Телевидение

Телевидение - главный источник информации для большинства российских граждан. В настоящее время все три федеральных канала либо напрямую государственные, либо контролируются государственными корпорациями. Владельцы Первого канала и телекомпании НТВ Борис Березовский и Владимир Гусинский были обвинены в хищениях и уклонении от уплаты налогов и убежали от преследования в Европу. Канал 'Россия' и Первый канал слово в слово повторяют то, что говорит правительство.

Газеты, интернет, радио

Газеты, интернет-ресурсы и одна из самых известных радиостанций, 'Эхо Москвы', пользуются некоторой степенью свободы, но многие СМИ сами ограничивают свои высказывания, чтобы избежать конфликта с властями.

Освещение выборов

По мере приближения выборов, назначенных на ближайшее воскресенье, речи Путина доминируют во всех новостных выпусках, контролируемых Кремлем, в нарушение выборного законодательства, которое ограничивает эфирное время для кандидатов. Международные наблюдатели отмечали, что на прошлогодних выборах в парламент государственные СМИ практически вели кампанию за прокремлевские партии.

Военная тема

Военная операция против сепаратистов в Чеченской республике - закрытая тема для российской прессы, а иностранным журналистам разрешается перемещение по территории республики только в пределах маршрутов, жестко регламентированных Кремлем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.