14 марта 2004 года. Президенту Бушу-младшему (George W. Bush) следует первому из мировых лидеров позвонить российскому президенту Владимиру Путину и поздравить его с ожидаемым сегодня переизбранием. Поскольку Путин является одним из ближайших коллег Буша-младшего среди мировых лидеров, вполне уместно, чтобы Буш-младший был первым, кто поздравит по телефону своего российского друга. Путин, в конце концов, был одним из первых мировых лидеров, кто прислал свои соболезнования и выразил поддержку 11 сентября 2001 года.

Фактически, события 11 сентября 2001 года помогли сложиться этой маловероятной дружбе. После того трагического дня бушевская "война с террором" стала новым стратегическим фокусом, в котором остальной мир был либо с нами, либо против нас. В этом черно-белом мире Буш-младший видел в Путине "человека в белой шляпе".

Бушу-младшему следует отдать должное за то, что он завязал тесную личную дружбу с Путиным. Установление рабочих отношений с лидерами стратегически важных стран, безусловно, входит в обязанности американского президента. Плохие личные отношения между американским и российским президентами никоим образом не отвечают национальным интересам Америки.

Однако приятные отношения никогда не должны быть целью внешней политики. Скорее, они должны быть средством достижения других целей. Проблема американо-российских отношений сегодня заключается в том, что личная дружба, завязавшаяся по инициативе Буша-младшего, мало что дала в плане осязаемых результатов, которые сам Буш-младший определил как свои важные внешнеполитические цели. Буш-младший, кажется, согласен, чтобы все оставалось простым. Путин считается одним из союзников в войне с террором. Следовательно, центральный фокус политики действующего президента США в отношении России - не терять близких отношений с Путиным. Эта простота, однако, не отвечает американским интересам.

Для того чтобы защитить Соединенные Штаты после 11 сентября, Буш-младший правильно определил три главные задачи. Первое, Соединенные Штаты должны активно преследовать террористов, которые напали и планируют и дальше нападать на нас. Это в буквальном смысле война против террористов. Второе, Соединенные Штаты должны снова активизировать усилия по борьбе с распространением оружия массового поражения (ОМП) в мире. Третье, Соединенные Штаты должны продвигать демократию на всей планете, и особенно на Большом Ближнем Востоке (Greater Middle East).

Помогли ли Бушу-младшему его близкие отношения с Путиным достичь этих целей? Ответ, как свидетельствует история, неоднозначен.

Что касается войны против террористов в Афганистане, Россия действительно оказала помощь Северному альянсу и предоставила ценную разведывательную информацию, которая помогла разгромить режим "Талибан". Однако сейчас, спустя 2 года, трудно назвать какой-либо новый фронт борьбы, где бы личная дружба с Путиным позволила Бушу-младшему заручиться российской помощью в борьбе с террористами. Тот единственный фронт, где Россия якобы непосредственно воюет с террористами, - Чечня - является кошмаром. Террористы там по-прежнему активно действуют; Россия сегодня находится не в большей безопасности, чем была, когда в 1999 году снова разгорелась эта война, а войне Америки против терроризма нисколько не помогают жестокие методы России, которые способствуют притоку новых сторонников в лагерь терроризма.

Еще меньшие результаты от своей дружбы с Путиным Буш-младший может предъявить в борьбе за прекращение распространения ОМП. Как это ни поразительно, но за два с половиной года после 11 сентября, когда одно за другим становились известными новые свидетельства истинных намерений Ирана в вопросе приобретения ядерных технологий, Путин практически ничего не сделал, чтобы прекратить выполнение контрактов России на строительство ядерных объектов в Иране. Нет также и никаких свидетельств, что Путин помог активизировать деятельность своего правительства с целью остановить утечку технологий ОМП из собственной страны.

И Буш-младший разделяет вину за это. Принимая во внимание свои тесные личные отношения, два президента могли бы разработать более солидную, более надежную и более прозрачную программу "Совместное сокращение угрозы" (Cooperative Threat Reduction program). Ничего подобного не произошло.

Что касается последней из вышеназванных стратегических целей Америки - продвижение демократии на планете, - здесь Путин является препятствием. Он ничем не помог распространению демократии на Ближнем Востоке или где-то еще, но вместо этого выступил в роли той силы, которая реально сокращает демократические завоевания в России. Путин ведет бесчеловечную войну в Чечне, захватил контроль над всеми общенациональными телевизионными сетями, выхолостил Совет Федерации, повел наступление на федерализм и региональную автономию, злоупотребил законом, чтобы засадить в тюрьму или изгнать из страны политических противников, снял с выборов неугодных кандидатов, организовал нападки или арестовал лидеров неправительственных организаций и ослабил независимые российские политические партии. Сегодняшние президентские выборы, которые Путин выиграет подавляющим большинством голосов, являются наименее состязательными за всю постсоветскую историю России. Следовательно, идея, что Россия в составе Большой Восьмерки будет способствовать продвижению демократии на Большом Ближнем Востоке, является абсурдной. Безосновательно заключив в свои объятия Путина, Буш-младший подрывает доверие к себе, когда говорит о необходимости демократизации других стран.

Сложные времена требуют сложной внешней политики. Американское правительство обладает возможностями для того, чтобы в отношениях с такими трудными, но стратегически важными странами, как Россия, добиваться одновременно нескольких целей. В годы "холодной войны" некоторые американские лидеры пытались проводить простую политику и делили весь мир на коммунистов, выступающих против нас, и антикоммунистов, которые выступали заодно с нами. Подобная простота делала из таких головорезов, как Джонас Савимби (Jonas Savimbi) в Анголе и режим апартеида в Южной Африке, наших "друзей". Но более эффективные лидеры понимали, что Соединенным Штатам был нужен более изощренный подход, который нередко включал двойственную дипломатию в отношениях с одной и той же страной. Что касается отношений с Советами, это означало необходимость добиваться контроля над вооружениями и в то же время демократических перемен в советском блоке. Аналогичная комплексная стратегия необходима сегодня в отношениях с Россией - и, если на то пошло, также с Пакистаном, Ираном, Египтом и Узбекистаном.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.