Доха, 16 марта 2004 года. Здесь жесткая тактика российского президента Владимира Путина стала очевидной месяц с лишним назад, когда, как считают, группа российских агентов с помощью подложенной в автомобиль бомбы убила бывшего чеченского лидера, когда он возвращался домой из мечети с пятничной молитвы.

Россияне не занимались такого рода "мокрыми делами" за пределами своей территории со старых дурных времен Комитета государственной безопасности (КГБ). В самом деле, отбиваясь от обвинений в причастности к этому убийству одной из новых российских спецслужб, ее представитель по связям с общественностью заявил, что они "не принимают участия в такого рода операциях" с 1959 года.

Однако власти Катара поймали россиян, так сказать, на месте преступления. Более того, вместо того чтобы уступить интенсивному давлению Москвы, маленький Катар решил стоять на своем и настаивать на главенстве закона. Один катарский прокурор предъявил обвинения в уголовных преступлениях двум россиянам, и суд назначен здесь на этой неделе. Американские источники сообщают, что идут закрытые переговоры о достижении компромисса. И возможно, что после суда будет заключена сделка, чтобы спасти лицо.

Катарское дело, детали которого были обнародованы впервые в американских и арабских источниках информации, показывает, насколько далеко зашел Путин, спустив с поводка своих "силовиков" - службы безопасности, являющиеся стержнем его режима. Памятуя об убедительной победе Путина на президентских выборах в прошедшее воскресенье, миру следует внимательно разобраться с тем, что россияне сделали здесь, - и потребовать прекращения подобной деятельности.

Жертвой террористического акта стал лидер чеченских боевиков Зелимхан Яндарбиев. Он в 1996 и 1997 гг. был исполняющим обязанности президента сепаратистского режима в Чечне, и россияне утверждают, что после того, как он примерно 3 года назад бежал в Катар, он продолжал помогать финансировать чеченских террористов. В прошлом году Организация Объединенных Наций внесла его имя в список лиц, поддерживающих отношения с "Аль-Каидой".

Россияне обратились к Катару с просьбой об экстрадиции Яндарбиева. Катарцы попросили россиян представить доказательства его террористической деятельности, заявив, что в таком случае они стали бы судить Яндарбиева в своем суде. Всего за неделю до его убийства россияне, как говорят, согласились на то, что он будет судим в Катаре. Но к тому моменту уже была доставлена бомба для закладки в автомобиль, которая его и убила.

В пятницу 13 февраля Яндарбиев со своим 13-летним сыном поехал в мечеть. Пока они находились внутри мечети, к днищу его автомобиля "Land Cruiser" фирмы "Toyota" была прикреплена 2-килограммовая бомба. Когда чеченец проехал несколько сотен метров в сторону своего дома, эта бомба взорвалась. Яндарбиев умер по дороге в больницу; его сын, получивший сильные ожоги, остался в живых.

Катарцы сумели раскрыть это дело благодаря своему везению и российской расхлябанности. Люди видели микроавтобус рядом с мечетью, и полиции удалось проследить его до одного агентства по прокату автомобилей в аэропорту Дохи, где тех, кто берет машину напрокат, снимают на видеокамеру. Катарцы вскоре окружили виллу, которая недавно была арендована одним российским дипломатом, но не имела дипломатического статуса. Катарцы также осуществляли прослушивание переговоров россиян по мобильным телефонам, которые были ими приобретены на подставные фамилии двух европейцев.

Россияне, оба из которых являются военнослужащими в возрасте около 35 лет, были схвачены на вилле через несколько дней после взрыва автомобиля Яндарбиева. Их направили в Катар в качестве временно прикомандированных к посольству, и у них не было дипломатического иммунитета. Третьего российского предполагаемого заговорщика спас его официальный статус в российском посольстве на улице Судан-стрит.

Говорят, что двое россиян признались и назвали нескольких офицеров более высокого ранга, которые их сюда послали. Надо полагать, что признательные показания были получены путем искусного ведения допросов, а не путем применения жестких методов. Выяснилось, что взрывчатка была доставлена в российском дипломатическом автомобиле, который пересек границу со стороны Саудовской Аравии примерно за месяц до нападения.

После того как россиян поймали, высшие официальные лица в Москве начали публичную и частную кампанию запугивания Катара с тем, чтобы он отпустил захваченных агентов. Два высокопоставленных российских офицера даже высказали мнение, что для их освобождения может быть применена военная сила. Пытаясь получить козыри для переговоров, россияне тоже задержали двух несчастных катарских борцов, которые как раз оказались в Москве по пути на соревнования в Сербии.

Катар не уступил. Быть может, катарцам первым делом не следовало предоставлять убежище такому стороннику "Аль-Каиды", как Яндарбиев, но это не извиняет россиян за их возмутительные действия.

Война с терроризмом разрастается, и власти от Мадрида до Москвы будут испытывать соблазн "обойти закон", когда преследуют безжалостного врага. В такой момент полезно вспомнить о маленьком пустынном эмирате, который настаивает на главенстве закона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.