Москва, 16 марта 2004 года. Масштабы и неизбежность победы Владимира Путина подтолкнули аналитиков к предостережению, что российский президент сегодня столь же могущественен, как Сталин.

Он начинает второй 4-летний срок с меньшим кабинетом, уступчивым парламентом и покорными средствами массовой информации (СМИ). У него также есть то, чем никогда не мог похвастать Сталин: демократический мандат от 71% избирателей. Один из опросов общественного мнения на прошлой неделе показал, что 37% респондентов назвали его величайшим российским лидером со времен эпохи царизма.

Экономика

Несмотря на самопровозглашенное чудо экономического роста России, большинство граждан все еще живут в мучительной бедности, а каждый десятый едва может себя прокормить. То немногое, что известно о путинских планах для своей страны, заставляет предполагать, что он желает сократить этот разрыв не путем строительства государства большего социального благоденствия, но путем жестких рыночных реформ.

Профессор Оксана Гаман-Голутвина из Академии государственного управления сказала: "Г-н Путин позиционирует себя как политик левого крыла, но в действительности он принадлежит к правому крылу политического спектра. Это ловкий ход его PR-кампании. Он хочет реформировать коммунальные службы, образование и здравоохранение, причем сделать это самым свободным образом".

Г-н Путин намерен уменьшить налог на добавленную стоимость и налоги на социальное страхование, которые компании выплачивают на каждого работника, и тем самым теоретически создать больше рабочих мест. Студентам придется платить больше за свое образование, пациентам придется платить больше за свое лечение.

Астрономически вырастут тарифы на железнодорожный транспорт и счета на коммунальные услуги, когда начнут распродаваться лицензии.

Роланд Нэш (Roland Nash), главный стратег банка "Ренессанс Капитал", сказал, что реформы "ударят по карману среднестатистического Ивана".

Олигархи

Летом Комитет ГД по бюджету, налогам, банкам и финансам завершит свой обзор приватизаций 1990-х годов, в ходе которых дюжина олигархов разбогатела на покупке государственных предприятий.

Масштабная "охота на ведьм" стала бы нежелательной для иностранных инвесторов. Доверие (к российским властям) уже и без того начинает убывать вследствие ареста на прошлой неделе (так в тексте - прим. пер.) Михаила Ходорковского, который, как считают, является богатейшим человеком России.

Аналитики уверены, что этот арест стал частью кампании с целью выжать супербогатеев более высокие налоги и заставить их уважать власти.

В прошлом месяце был нанесен внезапный удар по нефтяному гиганту, который контролирует Роман Абрамович, второй по богатству человек России и владелец английского футбольного клуба "Chelsea", когда от него потребовали уплатить недоимки по налогам в сумме 3 млрд. долл. США (1,67 млрд. английских фунтов стерлингов).

Арест еще одного высокопоставленного лица также вызвал бы раздражение западных инвесторов, которые в остальном удовлетворены стабильностью путинского режима. "Нет никаких причин, почему бы не существовать авторитарному режиму с либеральным рынком, - сказал г-н Нэш. - Рынкам нужна стабильность".

Но профессор Гаман-Голутвина добавила: "Те, кто думает, будто олигархи раздавлены, ошибаются. За 4 года путинского правления восемь из 10 олигархов увеличили свои состояния. Абрамович почти удвоил свое".

Демократия и реформы

Г-н Путин желает модернизировать Россию, но не хочет терять контроль. Конкурирующие между собой тенденции станут определять, как будет развиваться страна.

Георгий Мирский, профессор Института мировой экономики и международных отношений РАН, сказал: "В экономическом плане Путин хочет, чтобы его историческое наследие помогало строить экономику и избавило Россию от зависимости от нефти и природного газа".

Но он указал, что экономическая задача Путина вступает в прямое противоречие с задачей его внутреннего круга - выступающих за жесткий курс, именуемых "силовиками" бывших офицеров Федеральной службы безопасности, которые приобрели исключительное могущество в Кремле в его первый президентский срок и которые, как отметил профессор Мирский, "хотят полицейско-бюрократического государства".

Г-н Путин обещал также сократить численность чиновничества, насчитывающего 1,2 млн. человек, которое является тяжким бременем для государственной казны, но полезным инструментом влияния. "Он хочет иметь сильное государство с малочисленным правительством, что само по себе является достаточно противоречивым", - сказал г-н Нэш.

Хотя многие недоумевают, зачем Кремлю нужно и дальше усиливать свою власть, а г-н Путин в воскресенье вечером обещал сделать "свободными" СМИ, мало кто верит, что сторонники жесткого курса понимают, где им следует остановиться. Очень многое зависит от способности г-на Путина преодолеть свое ка-гэ-бэшное прошлое. Профессор Гаман-Голутвина сказала, что он пытается сформировать "моноцентрическую политическую систему" с единственным субъектом власти. Олигархи, политические партии и СМИ рассматриваются как актеры, играющие подчиненные роли".

Международные отношения

Отголоски советской эпохи зазвучали в более экстремальных сферах внешней политики. Русский медведь, которому на многих фронтах противостоит враждебный Запад, вздыбил шерсть, вернувшись к конфронтации в духе "холодной войны".

Европейский Союз (ЕС) в частном порядке признал, что напартачил, когда пытался разъяснить России свое расширение на восток. Москва почти не получила уступок, а ЕС остался неуступчивым в вопросе виз для россиян и злоупотреблений правами человека, особенно в Чечне.

Новый премьер-министр Михаил Фрадков в прошлом являлся эмиссаром России в ЕС и будет действовать как посредник в деле улучшения отношений.

Смена режима в соседней Грузии оживила напряженности периода "холодной войны" в декабре, когда Соединенные Штаты обвинили Россию в том, что та использует свои военные базы в попытке дестабилизировать новый плацдарм Вашингтона на Кавказе. Запах каспийской и среднеазиатской нефти возродил интерес Пентагона к этому региону.

Решение г-на Путина назначить опытного обольстителя Сергея Лаврова министром иностранных дел заставляет предполагать, что Москве, возможно, пришлось примириться с экспансионистской политикой Соединенных Штатов, ибо у нее нет экономической или военной силы, чтобы ей противодействовать.

Однако г-ну Путину приходится уравновешивать признание данного факта с горячечным национализмом, который годы хаоса взрастили по всей России. Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов сказал: "Психологически общественному мнению в России трудно справиться с этим, и Путину придется делать некоторые (националистические) заявления".

Старший научный сотрудник московского отделения Фонда Карнеги Лилия Шевцова добавила: "Будут размолвки с Западом и напряженности по поводу национализма, однако едва ли это приведет к реальному противостоянию".