15 марта 2004 года. Их назвали самыми предсказуемыми выборами последних лет, и, действительно, никто не удивился, когда Владимир Путин в воскресенье 14 марта был переизбран в президенты России подавляющим большинством голосов. Единственным сюрпризом - если не считать сильного пожара вечером в день выборов в Манеже, огромном выставочном зале рядом с Кремлем, который одно время угрожал поглотить даже место, где заседает само правительство России - стали 13,7% голосов, отданных за малоизвестного кандидата от Коммунистической партии Николая Харитонова.

В опросах общественного мнения накануне выборов г-н Харитонов набирал немногим более трети этого количества голосов. Принимая во внимание его относительную неизвестность и вес ресурсов, которые имел в своем распоряжении Кремль - и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, и государственный секретарь США Колин Пауэлл (Colin Powell) критиковали сильную ангажированность средств массовой информации (СМИ) в пользу г-на Путина - показанный г-ном Харитоновым высокий результат явился признаком того, что база поддержки коммунистов все еще сохраняется. За коммунистов голосуют главным образом пожилые люди или жители российской глубинки, которые ничего не выиграли от стабильности и быстрого роста экономики первых четырех лет путинского правления. Г-н Путин, кажется, усвоил урок: голоса, отданные его оппонентам, сказал он, стали "нужной информацией для нынешних властей, включая и меня самого, чтобы мы все учитывали мнения и взгляды этих политиков".

Будут ли следующие 4 года лучше? У г-на Путина имеется амбициозная программа реформ, которая включает, в том числе, перестройку судебной системы, увеличение ассигнований на страдающие от нехватки денег секторы образования, здравоохранения и жилья, создание инициатив для инвестирования в малый бизнес и в другие отрасли экономики, чтобы снизить зависимость России от природных ресурсов. Он также обещает реорганизовать и сократить аппарат управления и, кроме того, трансформировать военную организацию, превратив огромную армию, комплектуемую на основе обязательной воинской повинности, в менее многочисленную профессиональную армию.

Новое правительство, которое президент назначил накануне выборов, является реструктурированным; в нем несколько групп министерств слиты воедино, чтобы позволить г-ну Путину и его ключевым министрам более прямо осуществлять управленческие функции. Из правительства вычищены главные союзники "олигархов", влиятельных магнатов делового мира, которых г-н Путин пытается держать на расстоянии. В правительстве собрана презентабельная коллекция людей с безупречной репутацией реформистов, хотя явно видно, что их функции отделены от функций "силовиков", людей с чекистским или военным прошлым, которые возглавляют министерства, отвечающие за порядок и безопасность страны. Г-на Путина, кроме того, поддерживает парламент, целиком находящийся под контролем прокремлевской партии "Единая Россия. В общем и целом, он кажется готовым дать "полный вперед" реформам.

Но принятие законов - одно, а их претворение в жизнь - совсем другое. Последнее как раз и является проблемой. Будут ли новые суперминистерства, которые создал г-н Путин, лучше, чем прежняя система самостоятельных министерств, ныне сгруппированных под началом заместителей премьер-министра? Подчинятся ли его воле бюрократы, которым он поручил ликвидировать их собственную удобную и коррумпированную систему патронажа? Сколько из тех денег, которые предназначаются для инвестирования в систему социального обслуживания населения, будет просто "уведено"? Насколько может быть сокращена коррупция, когда бюджет для выплаты более высокой заработной платы столь сильно ограничен? И, хотя г-н Путин не единожды давал понять, что военная реформа является одним из его главных приоритетов, нет никаких признаков появления новых идей или предложений об их реализации. Вооруженные Силы по-прежнему находятся под эгидой министра обороны Сергея Иванова, который пока не сумел преодолеть сопротивление высшего армейского командования.

Другой серьезной слабостью созданной г-ном Путиным структуры власти является то, что в ней нет системы сдержек и противовесов. Плохие законы могут приниматься с той же легкостью, что и хорошие. И если они будут приниматься, это не вызовет особенного протеста ни в парламенте, ни у общественности, принимая во внимание, что Кремль контролирует главные общенациональные телевизионные сети. Одним из примеров этого являются поспешно принятые перед выборами в Государственную Думу изменения в Уголовный кодекс РФ, из которого удалена статья, предусматривавшая конфискацию незаконно приобретенного (читай, украденного) имущества. Прежний закон был чрезмерно суровым, но новый сделает борьбу с преступностью еще труднее. В отсутствие публичных дебатов, позволяющих исключить принятие подобных непродуманных законов, они могут нарастать как генетические мутации, и тогда прощай надежды г-на Путина на российское супергосударство.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.