Фрэнк Дж. Гафни-мл. - президент Центра по проблемам политики безопасности и член редакционной коллегии

Как все и ожидали, абсолютное большинство российского народа в воскресенье на выборах поддержало своего президента Владимира Путина. Однако друзьям демократии не должен давать покоя тот факт, что, хотя Путин и невероятно популярен среди своих соотечественников, он обеспечил себе переизбрание способами, которые слишком сильно напоминают старые добрые авторитарные традиции Кремля.

В результате, похоже, что выборы, прошедшие в это воскресенье, станут еще одним шагом к тому, чтобы внешне демократические общественные институты окончательно - причем совершенно законно - отошли под 'твердую руку' зарождающейся диктатуры. И это будет плохо не только для тех, кто избрал диктатора: здесь также таится опасность для всех нас.

В статье, опубликованной в воскресном выпуске газеты The New York Times, ЦРУ предупреждало, что переизбрание Непобедимого Владимира может не только 'обозначить тенденцию на ограничение гражданского общества' (выражение, принятое в ЦРУ для усиления авторитаризма) в самой стране, но и привести к 'усилению агрессивной политики' на мировой арене.

Несмотря на то, что последние события явно не учитывают планы США работать с мирной и свободной Россией, если полагаться на опыт прошедших лет, можно заключить, что американская элита будет настаивать на том, чтобы мы поддержали Путина. Логика здесь простая: мы приветствуем демократию - он был избран народом - поэтому мы не должны препятствовать даже тому, что он систематически разрушает российские - и хорошо, если только российские - пока еще слабые демократические институты.

Примерно такая же логика поведения наблюдалась совсем недавно в отношении еще одного избранного народом деспота, президента Гаити Жана-Бертрана Аристида (Jean-Bertrand Aristide). Собрание чернокожих в Конгрессе (The Congressional Black Caucus, фракция чернокожих депутатов в Конгрессе, объединенная по цвету кожи, в основном от Демократической партии - пер.), а также остальные демократы, не единожды приводили факт, что священник, оказавшийся кровавым убийцей (Ж.-Б. Аристид до избрания был духовным лицом - пер.), получил власть именно через избирательную процедуру. Они заявляют, что, будучи главным поборником демократии в мире, Соединенные Штаты также не могут отказаться от обязательства препятствовать его свержению. Как их, так и других плакателей по Аристиду, возмущает, что президент Буш, в отличие от своего предшественника, не ответил на это давление военным вторжением на Гаити, направленным на силовую поддержку стремления Аристида к власти.

Совсем не ново, что на сползание демократически избранных режимов к авторитаризму мы привыкли смотреть сквозь пальцы. Многие на Западе годами поддерживали Адольфа Гитлера (Adolf Hitler) только потому, что он стал канцлером Веймарской республики путем выборов. Некоторые наиболее преданные по-настоящему приписывают различным диктаторам популярность - а иногда и реальную легитимность - на основе подтасованных результатов выборов, которые те специально для этого время от времени устраивают.

И все же даже у полных дураков наступает предел глупости. Когда на последних выборах в Ираке Саддам Хусейн (Saddam Hussein) получил ровно 100 процентов голосов, его уже не оправдывали - просто не приводили именно эту причину, когда объясняли, почему он должен остаться у власти.

Как и Гитлер, и Саддам, деспоты, которых избирают сегодня, проявляют потрясающую прыть, когда речь заходит о ликвидации потенциальных сдерживающих факторов их власти, которые представлены в обществе именно демократическими институтами. Как и в Советах, при Владимире Путине в России все говорят: 'Все в порядке, товарищи. Ничего не случилось', в то время как свободную прессу, независимую судебную систему, свободу слова и собраний можно заносить уже в Красную книгу. Легкая победа Путина вознаградила его за то, что он систематически подавлял и уничтожал остатки политической оппозиции, расставлял на посты в администрации своих бывших коллег-аппаратчиков по КГБ, и прибрал 'к ногтю' когда-то относительно независимые СМИ.

Примерно так же, и примерно руководствуясь теми же соображениями, действует и всенародно избранный президент Венесуэлы Уго Чавес (Hugo Chavez). Пользуясь огромной поддержкой своего друга и наставника Фиделя Кастро (Fidel Castro), который прислал ему на помощь сотрудников служб безопасности, 'подсобных рабочих', врачей и профессиональных разведчиков, Чавес угрожает своим политическим противникам, подавляет их, не предоставляет им их конституционных прав по отношению к правительству, забирает все более полный контроль над военными и формирует организации, которые все больше походят на вооруженные отряды.

Для Соединенных Штатов увядание и возможное исчезновение когда-то энергичной венесуэльской демократии - стратегически важное событие. То, что там происходит, не только угрожает стране, с которой у нас давние дружественные связи, но и будет иметь последствия и для нашей собственной экономики, поскольку Венесуэла остается одним из самых важных экспортеров нефти в США. И, что уж совсем плохо, нефтяные ресурсы и те деньги, которые режим получает от их продажи, все больше становятся инструментом радикальной антиамериканской политики Чавеса.

Кастро, например, помогает режиму Чавеса, потому что он его вполне устраивает - сам деспотический режим Кастро получает возможность не только дальше жить спокойно, но и, как давно мечтает Кастро, подрывать проамериканские правительства во всем полушарии. Эти двое и примкнувший к ним бразильский президент Луис Инасио Лула да Сильва (Luis Inacio Lula da Silva) замешаны в поддержке антидемократической нестабильности в Колумбии, Аргентине, Боливии, Перу и вообще во всем Западном полушарии. Как и в случаях с Россией и Гаити, находятся такие (к примеру, сенатор от штата Коннектикут Кристофер Додд), Демократическая партия), кто настаивает, что мы должны принять неприятную реальность в случае с Венесуэлой, поскольку, дескать, Чавес был избран своим народом.

На самом деле у нас совершенно другая миссия - именно в том, как мы должны распространять и подпитывать демократию именно в Ираке и других странах Ближнего Востока, и эта миссия и стала путеводной звездой внешней политики президента Дж. Буша-младшего.

Соединенные Штаты, должны дать ясно понять, что поддержание демократии - далеко не ограничивается проведением выборов. Институты и свободы, которые призваны проводить в жизнь решения большинства при соблюдении интересов меньшинства не менее важны, чем проведение свободных и честных выборов, если эти выборы будут проходить по какому-либо иному принципу, кроме 'один человек - один голос - один раз'.

Необходимо зорко следить и за Владимиром Путиным, и за Уго Чавесом, и за другими всенародно избранными лидерами, которые могут стать настоящими диктаторами: Соединенные Штаты также не будут придерживаться своих притязаний на демократичность, как и эти диктаторы в отношении демократических институтов и свобод своих стран. Если государственный служащий извращает демократию и проводит и в стране, и за рубежом порочащую его политику, даже если он избран народом, он не может рассчитывать на наше признание, не говоря уже о нашей поддержке.

Остается только надеяться, что президент Буш именно это и имел в виду, когда продемонстрировал и Жану-Бертрану Аристиду, и всем его почитателям, что наша страна будет всегда стоять за демократию, а не за тех, кто подавляет права, которые они присягали защищать. Права, которые мы считаем совершенно неприкосновенными.

.