17 марта 2004 года. Выборы сами по себе не делают страну демократической, и одержанная подавляющим большинством голосов победа едва ли может рассматриваться как мандат, когда победитель является единственным кандидатом, о котором хоть кто-то когда-нибудь слышал. Но именно такой, кажется, стала демократия в России - сплошной прогресс и почти никакого содержания, упражнение в самоутверждении президента Владимира Путина, который приближается к тому, чтобы вернуть свою страну к однопартийной системе правления. Если Путин и дальше будет к этому стремиться, выборы в России станут таким же патетическим фарсом, каким они были в дни Советского Союза.

Да, конечно, Путин получил голоса более 70% избирателей, явка составила приемлемые 62%, а выборы были хорошо организованы. Однако Путин отказался вести дебаты с кем-либо из своих пяти соперников. Он понадеялся на средства массовой информации (СМИ), которые блокировали освещение его оппонентов и не допускали появления политической агитации против него самого.

Результатом этого стало то, что соперники Путина остались практически не известными широким слоям населения. Отсутствие у них доступа к СМИ в такой огромной и разнообразной стране, как Россия, равнозначно поражению на выборах. Путину не пришлось прибегать к прежним, более грязным тактическим приемам, хотя его оппоненты постоянно жаловались на направленные против них акции нанятых правительством хулиганов на митингах. Все, что ему потребовалось, это сделать так, чтобы народ не сумел много узнать о его оппонентах. Его ближайшим конкурентом был коммунист Николай Харитонов, который получил 13,7% голосов тех, кто испытывает остаточную ностальгию по старым советским временам.

Россияне, кажется, довольны результатами выборов. Путин популярен и выиграл бы эти выборы в любом случае. Российские избиратели, по-видимому, готовы согласиться на урезание демократии, если Путин станет и в дальнейшем крепить стабильность и обеспечивать экономический рост - то есть делать то, что россияне приветствуют как желательные перемены после беспорядка и экономического хаоса, который царил в стране в течение 12 лет после распада Советского Союза. И, пожалуй, европейцам и американцем надо будет примириться с тем, что российская демократия, скажем так, отличается от той, какую бы им хотелось.

Более тревожащими, однако, являются путинские международные амбиции для России. Хотя президент США Джордж Буш-младший (George W. Bush) и заявил, что готов иметь дело с ним, Путин вовсе не помог ему, заблокировав иракскую инициативу Буша-младшего в Организации Объединенных Наций, продолжая продавать ядерные технологии Ирану и начав осуществлять противоракетную программу в духе американской программы "Звездные войны", чтобы приобрести способность отразить гипотетические нападения США. Демократ он или нет, но за Путиным необходимо внимательно следить.