Президент Джордж Буш (George W. Bush) вновь вернулся к стратегии, от которой он отказался всего несколько недель назад - к использованию образа опытного, несущего надежду "президента военного времени". Однако этот образ больше не выглядит таким убедительным, каким он был раньше. Эта стратегия имеет очень много слабых мест и несет в себе высокие политические риски.

Сейчас, когда после вторжения в Ирак и его оккупации прошел уже год, образ успешного, закаленного президента, который так долго использовался Джорджем Бушем, больше ему не подходит. Поразительный политический взлет сенатора от Массачусетса Джона Керри (John Kerry) изменил все.

Керри является имеющим награды и неоднократные ранения ветераном и героем вьетнамской войны, сделавший свой вьетнамский опыт главным достоинством своей персоны, личной привлекательности и своей избирательной кампании. И он создал чрезвычайно эффективную "атакующую машину", которая вцепилась в Буша как питбуль.

До настоящего времени эти атаки были сосредоточены на экономических вопросах: главным образом на безработице и недостаточной деятельности государства по созданию новых рабочих мест, на налоговой политике и на некоторых вопросах здравоохранения. И это сработало. Керри практически "с нуля" стал основным соперником Буша, а затем и обошел действующего президента в общенациональных опросах общественного мнения. Во всех президентских кампаниях с 1952 года, каждый раз, когда кандидат от оппозиционной партии опережал действующего президента на данном этапе избирательной кампании, он одерживал победу.

Поэтому Бушу пришлось вновь прибегнуть к имиджу "президента военного времени". У него не было другого выбора. Использование этой стратегии напоминает занятие последнего рубежа обороны или отход в старую надежную крепость. В конце концов, этот образ очень хорошо работал на президента и его команду последние два с половиной года. Однако времена изменились и появились новые, очень реальные риски.

Во-первых, образ "президента военного времени" больше не делает Буша абсолютно неуязвимым, как это было ранее. Впервые он сталкивается с критиками национального масштаба, которые ежедневно печатаются в крупнейших газетах и принимают участие в новостных шоу. Бушу придется столкнуться с непрекращающимся потоком вопросов и обвинений, касающихся его заслуг как "лидера военного времени".

Во-вторых, это будут не только новые вопросы и нападки, но и старые, подтверждаемые документами, которые были доступны годами, но не привлекали внимания нации, потому что критика президента не достигала нынешнего политического общенационального накала. Керри этого накала достиг и изменил, таким образом, всю динамику американской политики. Многие обвинения, факты и неприятные разоблачения, которые, как думали в Белом доме, давно были забыты или надежно похоронены, вновь извлекаются на свет божий и представляются вниманию общественности. Выбрав имидж лидера военного времени, президент Буш должен винить только самого себя за то, что этим он открыл ящик Пандоры, в котором хранились все его тайны.

В третьих, еще одним плохим предзнаменованием для Буша является то, что его команда должна объявить об изменении курса сразу после осуществленных 11 марта террористических взрывов в Испании, которые унесли жизни 201 человека и в которых пострадали еще полторы тысячи человек. Всеобщему недовольству способствовало то, что "Аль-Каида" и ее союзники не побеждены и не находятся в бегах, как утверждал Белый дом. Наоборот, они доказали, что они могут оказывать значительное, возможно, решающее влияние на смещение одного из самых важных союзников Буша, поддерживавшего войну в Ираке. Испанское правительство проиграло на выборах через три дня после террористических актов.

В-четвертых, мадридские взрывы вызывают опасение, что террористы могут провести аналогичные акции и в Соединенных Штатах. До нынешнего времени среди большинства американских экспертов бытовало удобное мнение, что такие атаки сплотят народ вокруг Буша, как это сделали теракты 11 сентября 2001 года. Однако сейчас уверенности в этом нет.

Американский народ воспринимал атаки 11 сентября как гром среди ясного неба, как событие, которое никто не мог предвидеть. Американский народ никогда не обвинял Буша и его администрацию в том, что они не уделяли серьезное внимание этой угрозе в первые восемь месяцев пребывания у власти. Однако если сейчас, после трех лет беспрецедентных мер безопасности будет проведена еще одна подобная ужасная атака, Буш вряд ли сможет с легкостью выиграть второй президентский срок.

В-пятых, погибающие в Ираке американские военнослужащие и растущий скептицизм общества по отношению к доводам, которые приводил Буш в качестве основания для вторжения в Ирак, окончательно подрывают веру в Буша как в "президента военного времени". Керри уже внес свою лепту, раскритиковав Буша именно по этому вопросу. Более того, общество уже не считает критику действий Буша чем-то трусливым, непатриотичным или достойным презрения. Очень многие избиратели готовы услышать и большее. Керри, несомненно, будет только счастлив предоставить им такую возможность. Осознанно выбрав имидж "президента военного времени", Буш поставил себя под прицел.

И, наконец, даже если эта стратегия начнет приносить плоды, продолжат ли Буш и его главный политический стратег Карл Роув (Karl Rove) ее придерживаться? До настоящего времени они порхали в своей предвыборной кампании с темы на тему как бабочки в саду.

Может ли стратегия Буша оказаться успешной? Конечно. Однако для этого ему придется потратить гораздо больше сил, чем он тратил раньше на какую-либо свою деятельность. И нет никаких гарантий, что он сможет это сделать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.