Дональд Рамсфелд является министром обороны США

Вашингтон, 19 марта 2004 года. На этой неделе, когда мы отмечаем первую годовщину с момента начала операции "Иракская свобода" (Operation Iraqi Freedom), полезно перечислить, почему мы вели войну. Не так давно я посетил Южную Корею как раз тогда, когда южнокорейское правительство обсуждало вопрос о направлении войск в Ирак. В Сеуле у меня взяла интервью одна корейская журналистка, которая была наверняка слишком молодой, чтобы иметь личные воспоминания о войне в Корее. Она меня спросила: "Почему Корее нужно посылать своих молодых парней на другую сторону планеты, чтобы быть убитыми или раненными в Ираке?"

По случайному совпадению я в тот день посетил мемориал войны в Корее, где высечены имена всех американских солдат, убитых в этой войне. Там была и фамилия одного из моих близких школьных друзей, члена команды борцов, который был убит в последний день войны. Я сказал журналистке: "Это правильный вопрос. И было бы правильным, если бы 50 лет назад какой-нибудь американец спросил: "Почему молодые американцы должны отправляться на другой конец планеты, чтобы быть убитыми или раненными в Корее?".

Мы разговаривали на верхнем этаже большого отеля в Сеуле. Я попросил женщину выглянуть в окно - посмотреть на огни, автомобили, на энергию буйно развивающейся экономики Южной Кореи. Я рассказал ей об одном сделанном из космоса в ночное время суток фотоснимке Корейского полуострова, который лежит у меня на рабочем столе в моем кабинете в Пентагоне. К северу от демилитаризованной зоны нет ничего, кроме тьмы - исключая, разве что, тоненькую цепочку огней вокруг Пхеньяна - в то время как вся территория Южной Кореи полна света, света свободы.

Корейская свобода была завоевана ужасной ценой - десятками тысяч жизней, включая более 33000 погибших в боях американцев. Стоила ли она этого? Безусловно. Равно как и в Германии, во Франции, в Италии и на Тихом океане во вторую мировую войну. Так же, как в Афганистане и в Ираке сегодня.

Сегодня, в мире терроризма, оружия массового поражения (ОМП) и государств, поддерживающих терроризм и стремящихся к обладанию ОМП, защита свободы означает, что мы должны бороться с угрозами, пока не поздно. В Ираке на протяжении 12 лет, когда было принято 17 резолюций Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (ООН), мировое сообщество давало Саддаму Хусейну (Saddam Hussein) все возможности для того, чтобы избежать войны. Ему предлагалось простое условие: придерживаться своих обещаний, данных после войны в Персидском заливе 1991 года - разоружиться и доказать, что он это сделал. Вместо разоружения - как это сделали Казахстан, Южная Африка и Украина, и как делает сегодня Ливия - Саддам Хусейн предпочел обман и вызывающее поведение.

Раз за разом он отвергал эти резолюции и систематически обманывал инспекторов ООН в отношении своего оружия и своих намерений. Мир знал о том, что он делал раньше: он применял химическое оружие против Ирана и против собственных граждан; он вторгался в Иран и в Кувейт; он обстреливал баллистическими ракетами Иран, Израиль, Саудовскую Аравию и Бахрейн; и его войска неоднократно открывали огонь по американским и английским самолетам, патрулировавшим запретные для полетов иракской авиации зоны.

Сознавая эту угрозу, президент Буш-младший (George W. Bush) в сентябре 2002 года обратился к ООН, которая дала Ираку "последнюю возможность" разоружиться и доказать, что он это сделал. В следующем месяце президент обратился к американскому конгрессу, который проголосовал за применение силы, если Ирак этого не сделает.

И когда Саддам Хусейн не пожелал воспользоваться этой последней возможностью, ему дали еще один шанс избежать войны: 48 часов на то, чтобы покинуть страну. И только тогда, после того как были перепробованы все мирные варианты, президент и наши партнеры по коалиции распорядились начать освобождение Ирака.

Американцы не так легко начинают войны, однако американцы и не относятся с легкостью к свободе. Но когда свобода и самоуправление укоренятся в Ираке, и эта страна станет силой добра на Ближнем и Среднем Востоке, правота наших действий будет такой же очевидной, как сегодня в Корее, Германии, Японии и Италии.

Путь Ирака к самоуправлению будет трудным, о чем свидетельствуют вспышки террористического насилия в этой стране. Но прогресс впечатляет. На прошлой неделе Правящий совет Ирака (Iraqi Governing Council) единодушно подписал временную конституцию. Она гарантирует свободу религии и слова; право на собрания и организацию политических партий; право голосовать; и право на справедливый, скорый и открытый суд. Она запрещает дискриминацию по полу, национальности и религии, а также произвольные аресты и содержание под стражей. Год назад никто из иракцев не мог даже помыслить о таких гарантиях.

Сегодня, когда мы думаем о тысячах американских солдат в Ираке - а также в Афганистане и в других уголках нашей планеты, где идет глобальная война с терроризмом - нам следует сказать всем им: "Вы встали в длинный ряд поколений американцев, которые воевали и продолжают воевать за свободу. Спасибо Вам".

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.