Дэниел Шорр - старший аналитик на "National Public Radio"

ВАШИНГТОН - 'Распространение одного качества неизменно вызывает распространение другого', - заявил директор ЦРУ Джордж Тенет в своем выступлении на встрече с сенаторами из комитета по вооруженным силам, которая состоялась в этом месяце.

Он добавил, что 'в прошлом обладателем и поставщиком технологий выступало целое государство, а сейчас разрозненные группы частных лиц, которые подчас не имеют четко выраженной принадлежности к какому-либо государству, продают не только технологии, но и компоненты, и все необходимое, тем самым предоставляя преступным сообществам возможность приобретать все сразу у одного продавца, что делает нашу жизнь гораздо сложнее'.

Начиная со дня бомбардировки Хиросимы в 1945 году, различные страны пытались прорваться в ядерный клуб, а затем захлопнуть за собой дверь. Это называлось громким словом 'нераспространение', т.е. попытка остановить распространение этого невообразимо разрушительного оружия. В некоторых случаях эта политика срабатывала, как, например, в ЮАР, Аргентине и совсем недавно в Ливии, которая добровольно решила свернуть свою ядерную программу. Однако гораздо чаще нераспространения не получалось, вследствие чего в ядерный клуб проникли Советский Союз, Великобритания, Франция, Китай, Индия, Пакистан, очень вероятно Израиль, и возможно Северная Корея и Иран.

В течение всего времени существования ядерного оружия положения о его нераспространении были в первую очередь направлены на государства, которые недружелюбно были названы 'страны-изгои', т.е. не соблюдающие нормы мирового законодательства. Однако при всем при этом даже в таких странах были правительства, с которыми можно было вести переговоры, и которые можно было поощрять и наказывать, накладывая определенные санкции, дабы убедить их отказаться от своих ядерных амбиций.

В настоящее время, как показывает доклад Тенета, пришла новая эра - эра ядерного базара, на котором ядерное оружие, или компоненты к нему, могут быть с легкостью проданы террористам и различного рода смутьянам. Прямым доказательством того, что мы видим зарю новой эры коммерческой торговли ЯО, может послужить пример Абдул Кадир Хана, отца пакистанской ядерной бомбы, который развернул широкую деятельность в области ядерной контрабанды.

Аналитики программы нераспространения собрали кое-какие детали операций Хана. Сотрудники организации Висконсинского проекта по контролю над ядерным вооружением обнаружили, что город Дубай в Объединенных Арабских Эмиратах являлся основной промежуточной точкой в поставках доктора Хана. Некий Б.С.А. Тахир, бизнесмен из Шри-Ланки, занимался экспортом центрифуг для обогащения урана, а бывший нацист Альфред Хемпель осуществлял поставки тяжелой воды - важного компонента ядерных реакторов.

Куда все это поставлялось? Ряду фирм в Иране, Сирии и Северной Корее. Шесть компаний в Дубае оказались иранскими, пытающимися импортировать ядерные технологии в свою страну. В других случаях покупатель оказался неизвестен.

Ливия предоставила документы по созданию ядерного оружия, купленные ею у Хана. Министр энергетики Спенсер Абрахам показал некоторые из них на этой неделе журналистам на тщательно охраняемом ядерном объекте в Оак Ридж, штат Теннеси. Он заявил, что ливийский диктатор Муаммар Кадаффи заплатил за них 100 миллионов долларов.

В силу того, что Пакистан является важным стратегическим партнером США в войне с терроризмом, никакого наказания за самый большой список нарушений, сделанных им, не последовало. Единственно, во время своего визита в Исламабад на это неделе Госсекретарь Колин Пауэлл потребовал у Президента Мушарафа, чтобы тот избавился от чиновников, связанных с распространением ядерного оружия.

На прошлой неделе террористы все еще использовали обычные боеприпасы для того, чтобы совершить террористический акт в Мадриде. Однако, принимая во внимание распространение ядерных технологий и компонентов из Пакистана и еще бог весть откуда, встает вопрос: как долго они будут ограничиваться только ими?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.