Джо Либерман - сенатор-демократ от штата Коннектикут

Взрывы на прошлой неделе в испанской столице ознаменовали поворотный пункт в нашей войне с терроризмом - событие, сопоставимое по значению с трагедией 11 сентября 2001 года. Анализируя теракт 11 марта 2004 года, расценивают ли его историки как событие, которое в будущем послужит объединению усилий Европы и США в борьбе с общим врагом и укреплению безопасности по обе стороны Атлантики? Или же, напротив, как удавшуюся попытку Аль-Кайды вбить клин между Европой и Америкой и склонить некоторых европейцев к уступкам фанатичным исламистским террористам? Другими словами, как войдут в память кровавые события в Мадриде - как Перл Харбор или как Мюнхен?

Пока реакция подавляющего большинства испанцев скорее напоминает Мюнхен. Отдав предпочтение новому правительству, народ Испании не только отверг политику США в Ираке, но и выразил свое нежелание поддерживать нашу войну с терроризмом. Недавно проведенный социологический опрос Пью выявил, что подобные тенденции господствуют почти во всей Европе. Большинство французов и немцев негативно относятся к Соединенным Штатам и сомневаются относительно искренности наших мотивов в войне с терроризмом.

Мне понятна обеспокоенность Европы мощью Америки и негодование по поводу односторонней силовой политикой администрации Буша. Например, когда после 11 сентября в соответствии со статьей 5 Устава НАТО европейцы изъявили желание предоставить свои контингенты для поддержки американских войск в Афганистане, администрация Буша отвергла эти предложения и провела операцию в одиночку. Это была ошибка, которая явилась причиной напряженности и разлада в наших отношениях с союзниками.

Тем не менее, нельзя допустить, чтобы в результате подобных ошибок Европа забыла о необходимости борьбы с исламскими фанатиками - нашим общим врагом. В плане внутренней политики, нам надо приложить все усилия к тому, чтобы межпартийная борьба демократов и республиканцев в преддверии ноябрьских президентских выборов не нанесла урон борьбе с мятежом террористов в Ираке. Подобным образом, важно, чтобы недовольство наших союзников в Европе политикой администрации Буша не привело к разрыву в отношениях с США и не нанесло ущерб войне с исламистскими террористами.

Предавшись трансатлантической полемике, мы забыли, что для победы над терроризмом нам нужна солидарность, благодаря которой нам удалось нанести поражение коммунизму. Теракты на прошлой неделе доказали, что для Аль-Кайды нет разницы - Америка или Европа. Те, кто думает, что с террористами можно заключить сепаратный мир - или не слышали, или не читали угрозы Осамы бен Ладена. Для них мы все - враги, потому что мы разделяем общие идеалы, ценим свободу и демократию, благодаря которым стал возможен наш альянс.

Наши политики, а также их европейские коллеги должны извлечь урок из мадридской трагедии и восстановить былой консенсус. Президенту Бушу следует воспользоваться этой возможностью для восстановления солидарности с Европой, лично предложив помощь народу Испании, почтив память погибших, напомнив о наших общих ценностях и идеалах. США должны потребовать созыва совета НАТО с целью выработки общей стратегии по борьбе с терроризмом и выполнения статьи 5 Устава НАТО, чтобы дать террористам понять, что этот теракт против Испании расценивается как нападение на нас всех. Буш мог бы лично присутствовать на этом совете, который состоялся бы в Брюсселе, чтобы продемонстрировать наше желание не только быть руководителем, но и прислушиваться к мнению других. В ответ, Европа, возможно, примет этот жест доброй воли и согласится сотрудничать в рамках НАТО.

После того как наш альянс будет обновлен, страны, такие как Испания, войска которой участвовали в Иракской войне и Франция, отказавшаяся от участия в войне, поняли бы, что фанатики, с которыми мы сейчас боремся в Ираке, имеют общие корни с организаторами терактов в Мадриде. Вместе мы должны поставить вопрос в ООН о новой резолюции, которая легитимизировала бы участие НАТО в иракской кампании. Если бы Европа получила формальную роль в решении иракской проблемы в рамках Альянса, а не просто коалиции 'желающих', то выведение войск в одностороннем порядке какой либо из стран было бы весьма маловероятно.

В апогее холодной войны, президент Кеннеди недвусмысленно заявил, что Америка поддерживает Европу в борьбе с коммунизмом, заявив о своей солидарности с народом Берлина. После атак 11 сентября, Европа поддержала Америку. Тогда в одной французской газете писалось: 'Мы все американцы'. Пришло время Америке и Европе вспомнить о единстве, провозгласив: 'Somos todos Madrilenos' -- мы все граждане Мадрида - и довести войну с терроризмом до победного конца.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.