Скульптор Зураб Церетели работает над гигантским мемориалом памяти жертв 11 сентября для Джерси-Сити. Однако, в России, где его называют 'пережитком Советской эпохи', многие сомневаются в том, что американцы хорошо представляют себе, что их ждет.

Человек, впервые входящий в садовую мастерскую Зураба Церетели, наверное, ощущает себя в положении кэрроловской Алисы, шагнувшей в зеркало: клоуны, иконы, животные, все совершенно неправдоподобных размеров, кружатся в водовороте красок и форм.

Сам скульптор, который в настоящее время работает над достаточно противоречивым мемориалом памяти жертв 11 сентября, который будет украшать побережье Джерси, выделяясь на фоне очертаний Нью-Йорка, оказался славным 70-летним весельчаком. Церетели - любимый художник мэра Москвы, которая уже давно стала для него родным городом. Прочие горожане, однако, не упускают случая зло покритиковать его творения - гигантские скульптуры и витиеватые рельефы, в изобилии украшающие сегодня улицы Российской столицы.

Его последний проект - гигантская слеза внутри бронзовой колонны с именами погибших при обрушении зданий-близнецов Международного Торгового Центра - уже этим летом пересечет Атлантику и будет торжественно открыт по случаю третьей годовщины трагедии.

Церетели, который все еще говорит с сильным грузинским акцентом, несмотря на то, что покинул Родину уже более 40 лет назад, объяснил, что цель его творчества - облегчать боль и гнев. 'Я человек веселый, оптимист, но такие трагедии очень сильно на меня действуют. Что же еще я могу сделать? Мой ответ - это мое искусство'.

Власти Джерси-Сити убеждены, что люди в восторге от предстоящей встречи с творением российского скульптора. 'Это произведение мирового класса, сделанное мастером мирового класса. Это настоящий памятник всем жертвам терроризма, - говорит Дженнифер Морил, пресс секретарь мэра города. - Сюда будут приезжать люди со всего мира'.

Некоторые критики все же опасаются, что Джерси-Сити, который получил мемориал в подарок от самого мастера и российского правительства, хорошо представляет себе, что его ждет.

'Вы уверены, что проект этого памятника вообще был утвержден? - спрашивает Милена Орлова, заместитель редактора отдела культуры газеты 'Коммерсант'. - Мне он представляется скорее общественной фигурой, чем настоящим художником. Он - типичный пережиток Советской эпохи, когда художники выполняли государственный заказы - делали то, что хотела получить власть. То есть, он, конечно, художник, этого никто не отрицает, но довольно средний'.

Окончательный вариант мемориала жертвам трагедии 11 сентября представляет собой 30-метровую бронзовую колонну, рассеченную рваной трещиной по вертикали. В расщелине застыла стальная слеза - прежний проект, по которому ее предполагалось сделать стеклянной, был отвергнут, как непрактичный - с которой будет капать вода, символизируя плач. Имена погибших будут начертаны по окружности основания.

Церетели сказал, что идея мемориала возникла у него уже через шесть дней после того, как два самолета, управляемые пилотами-камикадзе, разрушили башни-близнецы, и весь последний год он работал, как одержимый, претворяя ее в жизнь. Зураба не смущает обильная критика в адрес его работ. 'Понимать искусство - это философия. Не все способны понять. Как люди без музыкального слуха не способны оценить хорошую музыку, так и с искусством'.

Его музы - даже если они заблуждаются - заставляют его работать день и ночь, с помощью нескольких ассистентов. Его мастерская буквально забита картинами, металлическими конструкциями, фарфоровыми изделиями, эмалями и скульптурами. Они покрывают всю площадь стен и большую часть пола в просторном здании бывшего посольства. Как известно, Церетели делает наброски во время встреч и перелетов. По оценке его пресс-секретаря, в московской мастерской находится более 5 000 картин, а остальные работы не пытаются даже считать.

Некоторые работы Церетели уже находятся за рубежом - Святой Георгий ('Добро побеждает зло') и 110-метровая статуя Христофора Колумба (нарушающая историческую справедливость), нашедшая приют в Пуэрто-Рико после того, как от нее последовательно отказались 5 американских городов.

На Родине, однако, Церетели давно стал чем-то вроде неофициального придворного художника при московском мэре Юрии Лужкове. Градоначальник заказал ему несколько работ, украшающих сегодня городские парки, несколько площадей и даже Московский Зоопарк. Кроме того, он нашел место для 50-метрового Петра I, который, кстати, Москву терпеть не мог, на берегу Москвы-реки. Эту скульптуру противники Церетели даже грозились взорвать.

'Ее надо было сделать поменьше. . . Такая скульптура хороша для океана, а не для такого пруда', - говорит 67-летний Евгений Никитин, который ежедневно вынужден любоваться на этот шедевр из окон своей квартиры. Он объясняет подобный успех скульптора связями с городскими властями. 'Он просто копирует работы других художников. А ведь оригинал всегда лучше копии'.

И все же, у Церетели есть немало поклонников, которые действительно занимают весьма высокие посты; в его мастерской висят фотографии, запечатлевшие скульптора вместе с известными людьми, включая президента Владимира Путина и Патриарха Алексия II, главу Русской Православной Церкви.

'Многие из тех, кто отвергают искусство Зураба Церетели, просто завидуют его заслугам и регалиям, премиям, выставкам, достатку, - считает российский художник Владимир Смиртонов. - Если есть люди, которые восхищаются его работами, рыдают над его полотнами, то кто мы такие, чтобы отказывать этому искусству в праве на существование?

Церетели безумно обаятелен и потрясающе энергичен. Хотел бы я иметь столько энергии и такую фантастическую работоспособность'.

Международным художественным кругам, возможно, будут представлены и другие его работы. Скульптор думает о том, чтобы создать еще одну композицию памяти жертв терроризма - 200 погибшим при взрыве поезда в Мадриде в начале Марта.

'Я очень люблю Испанию, я много раз там бывал, и меня глубоко тронула эта трагедия. Если они захотят, я готов создать для них такую скульптуру', - сказал Церетели.

Специально для 'The Globe and Mail'

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.