24 марта 2004 года. События в Грузии на предстоящей неделе будут иметь громадные последствия для всего Кавказского региона и для американо-российских отношений. Двадцать восьмого марта должны пройти парламентские выборы. Разразившийся на прошлой неделе кризис в автономной республике Аджария имел прямое касательство к желанию грузинского президента Михаила Саакашвили провести свободные и честные выборы и к намерениям аджарского лидера Аслана Абашидзе манипулировать результатами этих выборов.

Для того чтобы понять, что поставлено на кон, нужно разобраться с тем, что привело к "Революции Роз". Я был наблюдателем на парламентских выборах в ноябре 2003 года и стал свидетелем того, как действия Абашидзе привели к падению предыдущего правительства. Наибольшее мошенничество на выборах имело место в Аджарии, где Абашидзе пытался подделать результаты, чтобы его политическая партия стала самой крупной в парламенте, а он сам получил бы возможность в 2005 году стать законно избранным президентом Грузии.

Абашидзе шантажировал бывшего президента Эдуарда Шеварднадзе угрозой отделения Аджарии от Грузии, если только тот не утвердит результаты голосования в Аджарии, которые были сильно фальсифицированы в пользу партии Абашидзе. Однако параллельный подсчет голосов показал, что победила партия Саакашвили. Когда Шеварднадзе все же уступил требованиям Абашидзе, защитникам демократии оставалось только сместить правительство в ходе мирной революции.

Саакашвили давно пользуется репутацией несгибаемого борца против преступности и коррупции - даже со своей будущей женой он познакомился в Международном институте по правам человека (International Institute on Human Rights) в Страсбурге. В ходе одного из более памятных заседаний правительства он показал фотоснимки усадеб нескольких членов правительства, которые явно не были приобретены на их скудные зарплаты. После революции Саакашвили обещал построить страну, которая будет сильной в политическом и экономическом отношениях и единой территориально.

Он видит в предстоящих парламентских выборах важный тест, который позволит судить о том, насколько укрепились завоевания "Революции Роз", и потому решил разобраться с Абашидзе, чтобы избежать повторения ноябрьского мошенничества - особенно в учетом того, что многие грузинские и международные наблюдатели на выборах жалуются на возрастание угроз и помехи, которые им чинят в Аджарии. Даже его министр финансов, ездивший в Аджарию, чтобы подготовить этот регион к предстоящим выборам, был там задержан.

Когда 14 марта Саакашвили ехал в Аджарию, чтобы агитировать за свободные и честные выборы, Абашидзе, как это часто бывает, был в Москве, ища политической поддержки. И Абашидзе, и его российские союзники вот уже несколько недель проводят международную PR-кампанию, предостерегая о "надвигающейся гражданской войне", которую якобы планирует развязать Саакашвили.

Эта кампания распространилась даже на Соединенные Штаты: друзья Абашидзе убедили "The Hill" опубликовать статью, где говорилось, что аджарцам удалось "раскрыть тайный заговор Саакашвили с целью захвата их республики и ее порта Батуми после своей инаугурации 24 января". Никаких попыток такого рода не было предпринято. Вновь предупреждая о грозящей гражданской войне, вооруженные люди Абашидзе помешали президентскому посланнику (так в тексте "President's envoy"; очевидно, здесь должно было стоять "President's convoy", то есть "президентский кортеж" - прим. пер.) въехать в Аджарию.

Саакашвили разрядил кризисную ситуацию, потребовав, чтобы Абашидзе обещал провести свободные и честные выборы, восстановил главенство закона в Аджарии и не препятствовал центральному правительству в Тбилиси в осуществлении своих законных прав на пограничный таможенный контроль и управление Батумским портом, что имеет крайне важное значение для пресечения массовой контрабанды, позволяющей Абашидзе обогащаться, лишая на протяжении многих лет центральное правительство его законных доходов от таможенных пошлин и иных сборов. Абашидзе принял эти условия и обещал также разоружить и распустить свои милиционные формирования. Сейчас главная задача заключается в том, чтобы заставить Абашидзе выполнить эти обещания - а уже есть тревожные признаки того, что он не собирается этого делать.

Абашидзе явно опасается результатов свободных и честных выборов; вполне возможно, что он попытается "одурачить" администрацию Саакашвили и, если хотите, весь аджарский народ. Поэтому исключительно важно, чтобы наблюдатели на выборах от ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе) и другие обратили на Аджарию особое внимание. Мошенничество нередко начинается задолго до даты проведения выборов; наблюдателям необходимо начать следить за тем, чтобы избирателей не запугивали (особенно угрозами потерять работу), и чтобы списки голосующих были точными (чтобы в них не были внесены мертвые души). В день выборов на каждом избирательном участке должны присутствовать, как минимум, два наблюдателя, которым нужно дать право наблюдать за подсчетом голосов, а также за перевозкой избирательных урн в Тбилиси, ибо нередко бывает, что по пути в урны подбрасываются тысячи бюллетеней.

Если антикоррупционная борьба Саакашвили распространится на Аджарию, то, в придачу к Абашидзе, будет что терять организованной преступности и всем тем, кто наживается на существовании "серого" и "черного" рынков в Батумском порту. Соответственно, существует вероятность, что эти группировки также попытаются создать проблемы накануне 28 марта. Особенно интересно отметить, что во время кризиса в Аджарии появился мэр Москвы Юрий Лужков исключительно с той целью, чтобы "продемонстрировать поддержку своего брата". Лужков привез с собой нескольких бизнесменов, в том числе печально известного члена оргпреступной группировки Григория Лучанского, бывшего делового партнера Абашидзе. Не ясно, какие деловые связи с Абашидзе есть сегодня у двух вышепоименованных персон, но такое проявление солидарности наверняка заставило кое-кого в Тбилиси высоко поднять брови.

Кремль пока что играет в этом кризисе тихую и позитивную роль, однако, учитывая регулярные несоответствия между российскими заявлениями и действиями в отношении Грузии, нужно продолжать непрерывно отслеживать его действия. Совсем недавно, официально подтверждая свою приверженность "территориальной целостности Грузии", Москва принимала грузинских сепаратистских лидеров. На этот раз Саакашвили и Путин имели беседу по телефону, после которой Саакашвили поверил, что Путин не станет на сторону Абашидзе. В самом деле, отказ России помочь Абашидзе в случае вооруженного конфликта (а помочь ему было бы просто, принимая во внимание тот факт, что в Батуми размещается российская военная база), быть может, заставил Абашидзе уступить требованиям Саакашвили. Но эта игра до выборов не закончится, и потому российских твердолобых следует держать в узде.

В целом события в Грузии в последнюю неделю оказались большой победой для демократии и регионального сотрудничества. Пожалуй, Саакашвили действовал спонтанно, но он также действовал решительно. Он правит в стране, где политические правила жесткие, если не сказать жестокие, и он готов быть таким же крутым, как и его оппоненты. В конце концов, силы тьмы невозможно победить одними лишь миролюбивыми разговорами, и Соединенным Штатам это хорошо известно. В то же время важно, чтобы Америка и впредь тесно сотрудничала с грузинским руководством, и тогда врагам свободы, демократии и хорошего государственного управления никогда не удастся спровоцировать военное противостояние в Грузии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.