Тбилиси, Грузия, 28 марта 2004 года. Это выглядит как демократия в посудной лавке: транслируемые по телевидению агрессивные аресты, новые ограничения для прессы, срочно принятые поправки в конституцию с целью укрепить власть президента, прямая конфронтация с вышедшим из повиновения местным лидером.

Новый демократически избранный президент Грузии Михаил Саакашвили по прошествии 2 месяцев после вступления в должность продолжает рваться вперед с той же энергией, которая сместила его предшественника, Эдуарда Шеварднадзе, в ходе народного восстания в ноябре прошлого года.

Его сторонники в Соединенных Штатах и в Европе, которые выделяют большие деньги для финансирования его правительства и заинтересованы в его успехе, молят бога, чтобы он не заходил слишком далеко. Правозащитные группировки начали предостерегать о тенденции к единоличному правлению.

Когда тридцатишестилетний г-н Саакашвили, высокообразованный и уверенный в себе юрист, получивший образование в Америке, находился в оппозиции, он приобрел репутацию человека, способного вести за собой народные массы. Многие говорят, что он именно тот человек, который нужен Грузии, чтобы пробудить к жизни эту разбитую страну.

Коррумпированным главарям мафии, которые контролируют значительную часть грузинской экономики, следует незамедлительно продемонстрировать, кто в стране хозяин; правительство должно собраться с силами и начать функционировать, должны собираться налоги, должны выплачиваться заработная плата и пенсии, должен быть обеспечен рост иностранных инвестиций.

Аналитики политических проблем отмечают, что у г-на Саакашвили есть "шестимесячное окно возможностей" до того момента, когда маятник перемен замедлится и прежде, чем Грузия лишится внимания иностранных доноров, включая как правительства, так и частные организации, первым делом основанный Джорджем Соросом (George Soros) Институт открытого общества.

"Мы должны действовать быстро и решительно, чтобы воспользоваться преимуществами политической поддержки", - сказал г-н Саакашвили месяц назад во время своего визита в Вашингтон, где он встречался с президентом Бушем-младшим (George W. Bush) и получил от него заверения в поддержке.

Соединенные Штаты много вкладывают в Грузию по причине ее стратегического положения на южной границе России, а также потому, что по ее территории прокладывается крупный нефтепровод, который должен быть пущен в эксплуатацию в следующем году.

Однако все большее число критиков начинают заявлять, что новый грузинский президент пользуется своей популярностью, чтобы обходить законы, нарушать права человека и заглушать голоса оппозиции, и что Грузия может снова оказаться в руках автократического лидера. Маловероятно, что новый парламент Грузии, который должен быть избран в воскресенье, сумеет обуздать его власть. Оппозиционные партии настолько подорваны и деморализованы, что могут вообще оказаться отлученными от законотворческого процесса.

Конституционная поправка, которую удалось протолкнуть через послушный парламент почти без публичных дебатов, создала в Грузии суперпрезидентскую систему власти, аналогичную той, что мы имеем сегодня в России, где глава исполнительной власти господствует над всеми ветвями власти.

"Это очень опасная система, - сказал юрист-правозащитник Тинатин Хидашвили. - Эта система абсолютно не сбалансирована и зависит от доброй воли президента. Мы просто надеемся, что г-н Саакашвили не станет использовать все свои конституционные полномочия, потому что в противном случае он может легко стать диктатором".

В прошлом месяце Коба Давиташвили, близкий соратник г-на Саакашвили, ушел с поста лидера правящей партии в знак протеста против сосредоточения власти в руках президента и давления на новостные организации.

Однако пока г-н Саакашвили остается национальным героем.

"Это очень важный момент в истории Грузии, и я думаю, что большинство грузин поддерживают принятые правительством меры", - сказал Георгий Куцишвили, председатель Международного центра по конфликтам и переговорам, занимающегося вопросами грузинской политики.

"Это временные меры, - добавил он. - Когда правительство находится во власти всего несколько месяцев, мы должны дать ему возможность консолидировать власть и стабилизировать ситуацию. Это первый шаг".

Самой агрессивной и заметной из предпринятых президентом мер стали аресты ряда влиятельных людей, обвиненных в коррупции. Несколько таких арестов были показаны по телевидению, иногда они происходили со взломом дверей и с размахиванием оружием.

Жесткая тактика и появляющиеся сообщения о пытках вызвали критику со стороны местных и зарубежных правозащитных организаций. Критики также говорят, что правительство, кажется, выборочно ищет объекты для своих преследований, иногда руководствуясь политическими причинами.

Президент говорит, что он посылает нужное сообщение. "Эра Шеварднадзе, когда царило беззаконие, позади, - говорит он. - Если кто-то думает, что я шучу, то они ошибаются".

Самым рискованным его шагом было противостояние с лидером мятежной провинции Аджария, у которого есть личная армия, и который присвоил сотни миллионов долларов, полученных в результате сбора таможенных пошлин и налогов. После блокады провинции в течение 4 дней на прошлой неделе г-н Саакашвили объявил, что решил эту проблему. Пока, однако, он, кажется, мало чего добился, за исключением обещания провести на территории Аджарии парламентские выборы.

Его прямой подход является характерным для его стиля руководства, а туманность достигнутых результатов не способствовала укреплению его имиджа.

Г-н Саакашвили заслужил похвалу за то, что реорганизовал свое правительство, сократив ряд министерств и ведомств. Однако его новый кабинет, как представляется, является рискованным. Он составлен в основном из представителей групп гражданского общества и других сторонников его оппозиционного движения. Многие министры имеют недостаточный опыт администрирования, а некоторые из них слишком молоды (моложе 30-40 лет).

Лояльность новостных организаций президенту также повлияла на их активность. Поддержка основных телевизионных каналов имела критическое значение для прихода г-на Саакашвили во власть, и сегодня представляется, что новостные организации действуют чуть ли не как часть его правящей команды.

Два наиболее раскованных и популярных политических ток-шоу были сняты с эфира, а комментарии стали более укрощенными. Журналисты одной телестудии, выступающей с критикой президента, говорят, что получали угрозы и предупреждения. В прошлом месяце они прошли по одной из главных улиц, неся гроб, который, по их словам, символизировал смерть свободной прессы.

"Итак, сегодня у Грузии нет независимых, свободных и сильных средств массовой информации, которые были одним из преимуществ Грузии и одной из основных движущих сил революции", - сказал Арчил Гегешидзе, один их ведущих политических аналитиков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.