Сейчас на дворе март, а политические дебаты в США уже идут полным ходом. Одна из тем для споров: захват Ирака был ошибкой, так как этот шаг вызвал только гнев мусульманского мира, а 'столкновение цивилизаций', о котором предупреждал Самюэль Хантингтон (Samuel Huntington) восемь лет назад, стало кровавой реальностью.

Г-н Хантингтон полагает, что возобновятся религиозные войны, и мы будем, так сказать, свидетелями средневековых крестовых походов с ядерным оружием. Однако мысль, что опасения г-на Хантингтона принимают реальные очертания, не учитывает ряд особенностей.

Вне сомнения, войны на религиозной почве отвратительны, как это показывают продолжающиеся конфликты в Северной Ирландии и на Ближнем Востоке. Поляризующую роль может играть принадлежность к той или иной этнической группе, что мы видим, например, в Югославии. Не стоит забывать и о представителях мусульманского духовенства, которые пытаются разжечь джихад против неверных. Мир полон агитаторов, стремящихся развязать бойню. Разногласия на религиозной почве подходят для этого не лучше и не хуже, чем любые другие причины.

Но вряд ли это можно назвать столкновением цивилизаций. Мусульманские террористы часто оправдывают свои преступления ссылками на Коран, однако Джордж Буш (George W. Bush) категорически и мудро отвергает утверждения о том, что между исламским миром и иудейско-христианским западным миром идет смертельная война. Ирак, конечно же, не является одним из эпизодов этой грандиозной битвы. Саддам Хусейн (Saddam Hussein), может быть, и использовал религию для достижения своих целей, но едва ли его можно назвать человеком по-настоящему религиозным. Члены партии 'Баас' в Ираке и Сирии - арабские социалисты. Это означает, что им нужен политический контроль над средствами производства, а не исламское государство.

В ноябре прошлого года Дуглас Дж. Фейт (Douglas J. Feith), заместитель министра обороны США, раскрыл взгляды Буша на эту борьбу в своем выступлении в Heritage Foundation: 'Борьба идей во всемирной войне с терроризмом - это борьба внутри исламского мира, между экстремистами и мусульманами, которые им противостоят. Мы - союзники тех миллионов мусульман, которые, по нашему мнению, представляют явное и подавляющее большинство в исламском мире и не хотят жить под управлением фанатиков и экстремистов'.

Соединенные Штаты настаивают на том, что когда мусульмане сделают свой выбор, они выберут умеренных и прогрессивных лидеров. Ирак будет полигоном для испытания этого тезиса. Несмотря на высказывания в прессе, направленные против позиции Буша, проект в целом претворяется в жизнь хорошо. Местные органы управления, более демократические, чем во времена Саддама Хусейна, уже созданы и функционируют. Иракские лидеры, представляющие разные племена и этнические группы, пришли к соглашению по принятию переходной конституции и готовятся к предстоящей в июне передаче существенных полномочий правительству Ирака. Аналогичный проект реализуется и в Афганистане.

Интересно рассмотреть усилия США в Афганистане, который, в отличие от Ирака, был освобожден от гнета радикального духовенства. До этого в 1979 году Советский Союз попытался подчинить себе эту страну. Советское вторжение, конечно, вызвало гнев мусульманского мира. Саудовская Аравия, например, оказывала поддержку афганским моджахедам в их отчаянной и успешной борьбе, направленной на выдворение советских войск с территории Афганистана. Удар по боевому духу Советской армии, ставший результатом ее неудачных боевых действий, явился основной причиной распада Советского Союза в 1991 году. По крайней мере, у меня такая информация.

Однако подходы тогдашнего Советского Союза и Соединенных Штатов сейчас различаются, как ночь и день. Прежде всего, русскими управлял вековой страх перед исламом. В Советском Союзе проживало около 40 миллионов мусульман, в основном, в Средней Азии и на Кавказе. В Советском Союзе ислам подавляли, так же как и другие религии. Советы содействовали совершению коммунистического переворота в Кабуле в 1978 году, а затем послали большой контингент войск для оккупации страны. Часто тактика Советов была жестокой, например, они разбрасывали пестрые 'мины-бабочки', которые выглядели, как игрушки, убивали и калечили детей.

Вряд ли так заводят дружбу. Поэтому Соединенным Штатам не составило труда найти и вооружить афганских мусульманских боевиков, которые в итоге и выдворили советские войска. Для США это было не столкновение с исламом, а сотрудничество.

Некоторые арабские боевики, прошедшие подготовку для борьбы с советскими войсками, позже поставили себе другую цель и составили костяк террористической сети, которая нанесла удар по США. Контрудар Соединенных Штатов, нанесенный после терактов 11 сентября, конечно же, не был веселой вечеринкой для Усамы Бен Ладена (Osama bin Laden) и его сторонников.

Целью же США в Афганистане является создание либеральной демократии. Итак, в настоящее время ведется сотрудничество с умеренными представителями Афганистана, которые хотят построить свое государство. Первез Мушарраф (Pervez Musharraf), президент мусульманского Пакистана, также поддерживает эти шаги с риском для своей жизни, находясь под угрозой покушения со стороны радикальных групп.

Большинство других мусульманских стран в этом регионе, которые раньше находились под контролем Советского Союза, сейчас получили независимость. Вследствие того, что правительства некоторых из этих стран прибегают к репрессиям, радикальные элементы тоже пытаются бороться за власть. Как и в случае с Ираком, жесткий социалистический контроль имел здесь одно позитивное измерение: он способствовал пробуждению политического самосознания и частично воспрепятствовал захвату власти не менее жестким духовенством. Иран, в свою очередь, стал символом того, что и теократия не является дорогой к лучшей жизни.

Старые опасения России по отношению к мусульманам, возобновились в связи с нестабильностью в некоторых среднеазиатских государствах. Пытаясь восстановить свое влияние в этом регионе, Россия в 1992 году убедила пять стран (Казахстан, Киргизстан, Таджикистан, Узбекистан и Армению) заключить с ней военный союз. Позже в этот союз вступил Азербайджан, а Узбекистан вышел из него.

Однако Россия, похоже, извлекла немного уроков из своего опыта в Афганистане. Как в прошлом году написал российский ученый Илья В. Гайдук в своей книге 'Великое противостояние' (Ivan R. Dee, Chicago), похоже, Россия твердо намерена помогать правительствам Средней Азии подавлять инакомыслие. Сама Россия, конечно же, попыталась усмирить мусульманскую Чечню, что привело к катастрофическим результатам. Мало того, чеченцы попали прямиком в руки Аль-Каиды. Г-н Гайдук, родившийся в Туркменистане, добавляет: 'Растущее влияние ислама, особенно его радикальных течений, в Чечне и северокавказских регионах в основном является результатом финансовой помощи Ближнего Востока и проникновения ваххабитов, радикальных исламистов со связями на Ближнем Востоке и в Афганистане'.

Все высказанное выше вряд ли может служить доказательством столкновения цивилизаций. Мусульмане неоднородны в языке, вере и предпочтениях. Так же, как неоднородны и западные народы. Каждую проблему, будь то Ирак или Афганистан, нужно решать по отдельности. Политический либерализм всегда торжествует над репрессивным подавлением.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.