Нахождение преемника погибшему 9 мая в ходе теракта президенту Чечни Ахмату Кадырову стало деликатной проблемой для главы российского государства Владимира Путина. Кремль не назвал своего фаворита, но отверг предложение самих чеченцев о выдвижении Рамзана Кадырова - сына убитого президента и начальника его службы безопасности - на должность руководителя этой кавказской республики, опустошенной войной против сепаратистов.

Около пяти тысяч вооруженных людей из службы безопасности правящего в Чечне прокремлевского режима с криками 'Аллах акбар!' приняли обращение к Путину, в котором называли 27-летнего Рамзана единственным возможным преемником убитого главы республики. Обращение было принято в четверг, в тот же день местные руководители обратились к российскому лидеру с просьбой 'устранить препятствия' на пути избрания Рамзана президентом независимого правительства. Рамзан заявил о готовности выдвинуть свою кандидатуру на пост президента в случае, 'если народ этого попросит'. Однако, вернувшись через несколько часов из поездки в Москву, молодой Кадыров отказался от сказанных слов, заявив, что не претендует на пост своего отца. По-видимому, в Кремле ему дали понять, что не разделяют энтузиазма симпатизирующих сыну убитого президента чеченцев.

В соответствии с конституцией Чечни, принятой по результатам референдума в 2003 году, президенту республики должно быть полных 30 лет. Изменение этого хрупкого и совсем недавно принятого документа по мерке Рамзана Кадырова может сыграть роль дестабилизирующего фактора: и из-за того, что до сих пор не избран республиканский парламент и из-за того, что возникнут новые проблемы законодательного характера. Тем не менее, интересы Кадырова и подчиняющихся ему вооруженных людей играют ключевую роль в нахождении преемника убитого президента - бывшего исламского лидера, рьяного противника вахабитов, перешедшего во время второй чеченской войны от сепаратистов на сторону федеральных властей.

До своего назначения на пост вице-премьер министра правительства Чечни (после смерти отца) Рамзан имел чин лейтенанта милиции и отвечал за проведение спецопераций. У него в подчинении находилось 320 человек - россиян и чеченцев - из МВД, министерства обороны, ФСБ и военной разведки. Эти сведения группе журналистов сообщил в Гудермесе в феврале этого года сам Рамзан Кадыров. В упомянутом чеченском городе у молодого Кадырова - большого поклонника бокса - создана целая сеть спортивных школ, в которых, по собственным словам Рамзана, его соплеменникам, подросткам и детям, прививается любовь к тяжелой атлетике и боксу.

Представители правозащитных организаций, говорят о том, что в действительности деятельность молодого Кадырова вызывает куда больше опасений и утверждают, что он контролирует деятельность нескольких тысяч человек, замешанных в похищении людей и незаконном содержании их под стражей. В не зависимости от того, будет ли Рамзан выдвигать свою кандидатуру на президентских выборах или нет, клан Кадыровых дал понять Кремлю, что с их интересами стоит считаться. Руководитель аппарата президента и правительства ЧР Зияд Сабсаби в интервью агентству 'Интерфакс' заявил, что больше всего шансов на победу у кандидата, который 'будет выдвинут или заручится поддержкой команды Кадырова'. Сабсаби отметил, что 'смена команды или проведение изменений внутри нее может затормозить процесс мирного урегулирования ситуации в Чечне'. Указанное обстоятельство создает определенные трудности для выдвижения возможными кандидатами на пост президента чеченской республики так называемых 'московских чеченцев', проживающих в столице России: предпринимателя Малика Сайдулаева, советника президента Асламбека Аслаханова или бывшего главы российского правительства Руслана Хасбулатова. Выборы нового главы Чечни должны пройти - самое позднее - 5 сентября.

Сайдулаев и Аслаханов сделали попытку вступить в соперничество с Ахматом Кадыровым на состоявшихся в октябре 2003 года выборах, однако, уступив давлению со стороны Кремля, были вынуждены снять свои кандидатуры. Москва уже тогда стала на сторону 'фактической власти', способной контролировать ситуацию на месте. Стратегия Путина по нормализации обстановки в республике характеризуется отказом от ведения переговоров с лидером сепаратистов Асланом Масхадовым и стремлением сократить число поддерживающих его чеченцев, предлагая помощь тем из них, кто соглашается сложить оружие.

За теми, кто, скрывая свое лицо под маской, совершает в Чечне самые страшные преступления стоят как федеральные войска, так и чеченцы, но истинная структура террора очень сложна. Некоторые источники в Чечне отмечают, что люди Кадырова помогают спасать задержанных военными чеченцев, которые, в противном случае, могли бы пропасть без вести. Кадыров, всегда называвший себя чеченским патриотом, так и не добился от Москвы такого доверия к себе, чтобы в его руки были переданы полномочия по борьбе с терроризмом. По мнению бывшего муфтия, подобная передача полномочий позволила бы 'возложить ответственность за исчезновение в республике людей на один лишь орган'. Кроме того, Кадыров пытался взять под свой контроль выдачу компенсаций, которые, по утверждению жителей республики, не доходили до цели, так как в этой цепочке было слишком много посредников, берущих себе комиссионные.

Назвав 'кошмарной' картину разрушенного Грозного, Путин направил в республику министра экономического развития Германа Грефа и делегацию из 35 предпринимателей и правительственных чиновников. Греф, впервые посетивший этот регион заявил, что программа по реконструкции Чечни будет 'полностью пересмотрена'. Одним из приоритетных направлений было названо нефтяное производство.

По словам президента 'Роснефти' Сергея Богданчикова, Чечня ежегодно производит два миллиона тонн высококачественной нефти (из которых расхищаются 150000 тонн), а нефтяных запасов республики хватит на 15 лет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.