Мойзес Наим - редактор журнала "Foreign Policy"

Не возлагайте вину за Ирак на одного президента Буша (Bush). Судя по всему, ничто не могло помешать администрации Буша претворить в жизнь ее давние планы в отношении Саддама Хусейна (Saddam Hussein). И возложение ответственности за фиаско в Ираке на плечи одного Буша - слишком простой и, возможно, опасный выход. Он снимает ответственность с других лиц, способствовавших созданию обстановки, в которой новые, плохие идеи принимались на вооружение, а старые, проверенные временем - отбрасывались.

Необходимо понять, что какова бы ни была угроза - в том числе и угроза терроризма - никакому правительству нельзя предоставлять такую свободу действий, которой наслаждается сейчас администрация Буша. Средства массовой информации - и журналисты, и комментаторы - являются в данной ситуации главными виновниками. Обещание того, что демократия распространится из освобожденного Ирака, привлекло к себе так же мало внимания, как и замечание о том, что положения Женевской конвенции не применяются к войне против террора.

Сегодня немногие сомневаются, что действия администрации в послевоенном Ираке были непродуманными и неправильными. Однако подобный консенсус грозит затмить собой тот факт, что многие потенциально влиятельные игроки были вынуждены подчиняться капризам Белого дома или находились к нему в неэффективной оппозиции.

Речь идет не только о том, что спецслужбы слишком охотно подтверждали те "факты", о которых хотели слышать их политические боссы. Многие демократы слишком опасались показаться мягкотелыми по отношению к террору, и поэтому предоставляли администрации полный карт-бланш. Слепо поддерживающие Буша республиканцы следовали пожеланиям Белого дома даже тогда, когда те противоречили давним республиканским ценностям, таким как, например, консерватизм в денежной политике. Некоторые журналисты настолько почтительно относились к официальным источникам, что их репортажи напоминали стенограммы.

Еще больше способствовала ошибкам Буша в Ираке атмосфера, созданная доверчивыми авторами газетных комментариев и жадными до рейтингов ведущими различных ток-шоу. Даже обычно громкоголосое лобби неправительственных организаций вело себя непривычно сдержанно.

Любой случай размещения многомиллиардных контрактов таким образом, как это делала администрация Буша в Ираке, в обычной обстановке вызвал бы гнев организаций, борющихся с коррупцией. Однако в данном случае обычно громкое осуждение сменилось тихим шепотом.

Правозащитные группы, хотя и выражали озабоченность положением задержанных в Гуантанамо и некоторыми аспектами войны, практически ничего не сказали об инициативе, преследовавшей целью свержение палача, подвергавшего геноциду свой народ. Потребовался ужас пыток в тюрьме "Абу-Грейб", чтобы пробудить их от такого нетипичного для них летаргического сна.

Иностранные лидеры, вступившие в возглавляемую Соединенными Штатами коалицию, тоже были либо слишком скромными, либо неэффективными в предотвращении принятия администрацией Буша вызывающих вопросы решений. Сэр Джереми Гринсток (Jeremy Greenstock), бывший посол Великобритании в Организации Объединенных Наций, недавно заметил, что "односторонние действия Америки нанесли мировой дипломатии огромный ущерб". И даже поддержка, оказываемая Бушу премьер-министром Великобритании Тони Блэром (Tony Blair), не смогла компенсировать нанесенный международной дипломатии вред.

Даже те лидеры, которые выступали против Буша, делали это способами, которые только подстегивали действия США. Президент Франции Жак Ширак (Jacques Chirac) и канцлер Германии Герхард Шредер (Gerhard Schroeder) противостояли Бушу настолько неуклюже, настолько откровенно преследовали свои политические интересы, что их возражения против войны можно было легко высмеять и проигнорировать.

То же самое можно сказать и об арабских странах, и в особенности о Арабской лиге, чьи призывы к немедленным выборам в Ираке демонстрируют неожиданное демократическое рвение, которое они никогда ранее не демонстрировали в отношении других своих соседей.

Однако самой главной причиной были террористические атаки 11 сентября 2001 года. Шок и боль, вызванные атаками, способствовали укреплению мнения о том, что прежние методы во внешней политике Соединенных Штатов более не являются приемлемыми. Они также способствовали тому, что были отвергнуты принципы, от которых никогда нельзя было отказываться. Многие основополагающие права, в том числе гарантирующие защиту от задержания без предъявления обвинений, были отброшены в сторону, как понятия, устаревшие для нации, ведущей глобальную войну с террором.

Однако все это не уничтожит ни злодеев, ни терроризм. Необходимо, чтобы исчезла та злая магия, которая позволила так легко отказаться от проверенных временем принципов в пользу плохих идей. Необходимо выработать новые подходы. Однако они не должны применяться в ущерб тем самым принципам, ради которых и стоит вести войны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.