МОСКВА - При виде таинственной женщины в черном, с которой я встречаюсь на затянутом туманом причале, воображение разыгрывается не на шутку. Наверное, в "шпильках" ее туфель спрятаны стилеты, ее часики - на самом деле передатчик, а брошь на груди - микрофон:

- Меня зовут Марина, - шепчет она. Мне предстоит следовать за ней в Москву в неприступную штаб-квартиру знаменитого и страшного КГБ - советского Комитета государственной безопасности.

Однако мне еще предстояло убедиться, что воображение у меня работало отнюдь не в полную силу. В недавно открытом музее разведывательных технологий этой секретной службы есть такие технические экспонаты, которые ни Джон Ле Карре, ни Джеймс Бонд и Остин Пауэрс даже вообразить бы себе не смогли.

Эта поездка в Москву была совершенным контрастом по сравнению с тем, как вокруг меня носились на круизном лайнере Constellation, на борту которого я прибыл на побережье Черного моря. Это новое направление пятизвездочных круизов компании Celebrity Cruises. Серия Xpedition позволяет тем, кто уже вдоволь напутешествовался, испытать кое-что новое: уникальные, совершенно необычные - и совершенно не морские в данном случае - впечатления.

Даже в саму Москву меня доставили в стиле "холодной войны". После этого полета мне стало ясно, что я вряд ли стану постоянным пассажиром компании "Пулковские авиалинии", которой принадлежал древний самолет Ту-154. На его борт я входил с неясными, но определенно плохими предчувствиями. Вообще-то он немного похож на "Боинг-727", но вот сплошные заклепки на корпусе, да и что-то вроде изоленты, чем у них покрыты края крыльев, что-то не внушали доверия.

По крайней мере, в самолете кормили, хотя на завтрак было всего-то шоколадное печенье и - на выбор - растворимый кофе, пиво и водка.

По прибытии в Москву Марина ведет меня через Красную площадь к комплексу на Лубянке, главное желтое здание которого так часто показывают по телевизору, когда хотят попугать зрителя. Нам же - в соседнее здание из серого камня, до которого до недавнего времени доходили только подозреваемые или те шпионы, кто слишком много знал.

Я здесь всего лишь для того, чтобы смотреть на лабиринты, в которые выстроена невероятная экспозиция шпионских технологий.

Во всяком случае, я так думал до тех пор, пока нас не встретил человек в сером твидовом костюме с неулыбчивым лицом. Он долго смотрит на меня пронизывающим взглядом, и только потом открывает двери в сокровищницу истории одной из самых закрытых секретных служб мира.

Мой гид - полковник Дмитрий Иванов, ветеран КГБ, который сейчас устроился заведовать музеем. Здесь действительно видишь, что телефон в каблуке, взрывающаяся борода или авторучка с ядом - совсем не выдумка, как, впрочем, и выворачиватели пальцев для пыток или разнообразные тупые предметы, с помощью которых своим словам несложно придать особый вес.

Многие экспонаты развеивают миф о превосходстве советской техники. Большинство из того, что в эпоху "холодной войны" считалось последним словом техники, сейчас настолько до смешного устарело, что, наверное, не обмануло бы даже Агента 86 - незадачливого шпиона, которого в сериале 70-х годов "Обхитри!" (Get Smart) играл Дон Адамс (Don Adams). Хотите верьте, хотите нет, но они действительно прятали стилет в трость, а агентов - в пустые бревна.

Но есть здесь и кое-какие действительно потрясающие изобретения. Например, рюкзак, превращающийся во вполне рабочий вертолет, хотя при использовании такого вертолета шея наверняка болтается, как на веревочке. И граммофонные пластинки, которые выдавали шпиону сообщение от Центра, только проигрывать их надо было задом наперед.

Миниатюризация тоже на высоте. Здесь выставлены микрофоны, встраиваемые в сигаретную пачку, и микрокамеры, такие маленькие, что пленки от них можно было прятать в мостике очков на переносице.

В КГБ служило много агентов-женщин, но их портретов почему-то не видно среди рядов картин, изображающих суровых лидеров госбезопасности, глядя на которых точно понимаешь, что такое "лицо игрока в покер".

Однако, как напоминает полковник Иванов, вести двойную жизнь за границей - вредная работа. Кроме того, что надо постоянно красть секретные планы, нельзя забывать и о любимой капсуле с цианидом. Те, кого расшифровывали, должны были проглотить капсулу, чтобы не раскрыть свои тайны врагу.

Конечно, кроме постоянного риска, были в этой работе и свои приятности, к примеру, пачки денег, зашитые в лацканы пиджака или спрятанные в суперобложку. Ну, и, главное, была возможность выбраться с Родины и свободно покупать "роскошь", недоступную тем, кто довольствовался коммунистическим распределением.

Золотое время КГБ - если можно его так назвать - по большому счету закончилось в 1962 году: пилот американского самолета-шпиона Фрэнсис Гэри Пауэрс (Francis Gary Powers) был последним заключенным, которого держали в штаб-квартире КГБ. Его обменяли в Соединенных Штатах на пойманного шпиона полковника Вильяма Фишера, также известного как Рудольф Абель.

На лице полковника Иванова написана неподдельная гордость, когда он показывает вещи, которые были при Пауэрсе в момент, когда в 1960 году сбили его самолет U-2. Здесь, кроме прочего, его автоматический пистолет, коротковолновое радио и "булавка смерти", выданная Пауэрсу ЦРУ, спрятанная в пустой серебряный доллар и так и не использованная, за что Пауэрс впоследствии выслушал немало упреков в свой адрес.

Советского Союза больше нет. Нет уже и КГБ, но он продолжает жить в несколько усеченной форме под названием Федеральная Служба Безопасности. Сегодня многие бывшие солдаты невидимого фронта "холодной войны" тоже продолжают жить. Они получают пенсию в 150 долларов в месяц, но подписку о неразглашении с них никто не снимал. Так что, если хотите узнать о том, что в действительности происходило в то время - спросите лучше духов, наполняющих мрачный шпионский музей. У него нет вывески, нет и постоянных часов работы. Попасть туда можно только по заказу от туроператора, причем желательно обращаться к тем, кто достаточно давно работает в России.