Недовольные лобовой атакой на нефтяную компанию "Юкос" и ее главного владельца Михаила Ходорковского с использованием различных обвинений в мошенничестве и уклонении от уплаты налогов, российские власти, похоже, задумали напасть на компанию с фланга, предъявив налоговые претензии ее главному нефтедобывающему активу, "Юганскнефтегазу".

Подобный ход, как и многие другие в саге о "Юкосе", кажется совершенно нелогичным и контрпродуктивным. Ведь российское правительство вроде бы хотело получить справедливую цену за "Юганскнефтегаз", который оно собирается продать, если "Юкос" не погасит налоговую задолженность до конца месяца. Всего на прошлой неделе власти назначили западный инвестиционный банк, Dresdner Kleinwort Wasserstein, оценщиком актива. Но если "Юганску" будут предъявлены претензии, он выйдет на аукцион с нежелательным довеском в виде налоговой задолженности. Единственное правдоподобное объяснение этого шага - желание отпугнуть иностранных покупателей, одновременно предоставляя возможность приобрести "Юганск" российским компаниям, которые, если будут достаточно дружественны по отношению к Кремлю, могут надеяться успешно оспорить налоговые претензии.

Если задаться вопросом Ленина, "кто кого?", становится до нелепости очевидно, что президент Владимир Путин и его кремлевская команда хотят наказать Ходорковского за то, что он посмел связаться с оппозиционными политическими партиями. Это одновременно и личная месть, и урок остальным олигархам. Однако все равно непонятно, какому национальному интересу служит их затяжная травля "Юкоса".

Это стало еще более очевидно вчера, когда компания объявила о сокращении добычи нефти в этом году на 4,5%. И это как раз в то время, когда объемы добычи должны быть максимальными, чтобы и "Юкос", и МНС, и российская экономика могли выиграть от высоких цен на нефть. Вместо этого, компания объявила, что поскольку ее банковские счета заморожены, а налоговики конфискуют средства с других счетов для погашения задолженности, она вынуждена сократить капитальные расходы до 700 млн. долларов (574 млн. евро) и, соответственно, уменьшить объемы добычи. И все же похоже, что власти, занятые внутренней нефтяной политикой, были несколько поражены недовольством США по поводу влияния дела "Юкоса" на цены на нефть и беспокойством Китая о гарантированности поставок нефти "Юкосом".

Влияние этих событий на доверие иностранных инвесторов менее заметно. Западные компании продолжают вкладывать деньги в кредитный и потребительский сектора страны, поскольку именно в них нефтяные доходы стимулируют спрос. Однако с тех пор, как началось дело "Юкоса", нефтяные компании Запада не заключили в России ни одной крупной сделки.

Получив практически абсолютную власть на второй президентский срок, Путин не может нуждаться в утверждении своих позиций, уничтожая "Юкос". Но у него есть союзники в Кремле, которые, возможно, надеются получить по куску от компании. Президент не должен позволить этому произойти, ведь это против интересов как его самого, так и России.