В понедельник, через две недели после варварского убийства сотен детей в школе на юге России, Путин заявил: 'Система государственной власти должна быть не только адаптированной к тому, что произошло в Беслане, необходимо не допустить повторения кризиса'. После этого президент объявил о масштабных конституционных изменениях, которые приведут к ликвидации последних остатков плюралистической демократии в России.

Эти предложения представляют собой не столько 'непропорциональный ответ' на террор, сколько вообще не имеют отношения к борьбе с терроризмом, а их реализация скорее всего приведет к контрпродуктивному результату. Даже сторонники президента не в состоянии делать вид, что г-ну Путину удастся достигнуть чего-то еще, кроме дальнейшего опасного сосредоточения власти в руках Кремля. Пропутинская газета 'Известия' назвала его план 'сентябрьской революцией' - не слишком вдохновляющая историческая параллель - а 'Независимая газета' - 'реставрацией'.

Сегодня всем уже должно быть ясно, что российский лидер готов использовать любой предлог для неуклонного восстановления режима единоличной - или однопартийной - власти в стране. Оппозиционных политиков, бизнесменов и журналистов подвергают травле или принуждают к молчанию еще более жесткими методами. Однако кризис с заложниками в Беслане, которому предшествовали взрывы бомб на борту двух самолетов и возле московской станции метро, привел к самому радикальному переделу власти со времен осады Думы Борисом Ельциным 11 лет назад.

С полным основанием предполагая, что г-ну Путину удастся осуществить задуманное, можно сказать, что в России будут отменены свободные выборы региональных губернаторов, которые оставались последним бастионом власти, не попадавшей под прямой контроль Кремля. Региональные законодательные собрания, находящиеся сегодня в руках партий - союзниц г-на Путина, будут избирать губернаторов по указке Кремля. Кроме того, г-н Путин предлагает отменить прямые выборы половины депутатов Думы, и формировать весь ее состав по партийным спискам. Поскольку в парламенте преобладают прокремлевские партии, а группировки, выступающие за демократию, задыхаются под натиском государства, результат предлагаемых изменений очевиден.

Возможно, многие россияне поддержат президента, думая, что только лидер, наделенный всей полнотой власти, способен гарантировать 'стабильность'. Увы, этатизм, свойственный как советской, так и царской России, не прекратил существования одновременно с коммунизмом. Неумелые действия Путина в связи с гибелью атомной подлодки 'Курск', не говоря уже об эскалации террористических вылазок чеченских террористов в последние четыре года, также не ослабили бытующего в обществе убеждения, что власть 'твердой руки' принесет результаты. На руку президенту, конечно, играет и тот факт, что в России больше не осталось энергичных, свободных СМИ, способных выразить противоположную точку зрения.

В бесланской трагедии Путин обвинил коррумпированную и неэффективную полицию и 'шпионов', в очередной раз не признавая своей личной ответственности за случившееся. Однако он не начинает 'перетряску' служб безопасности, опасаясь вызвать гнев главной опоры Кремля. Он чурается любого пересмотра жестокой и бесплодной политики в разоренной войной Чечне. Г-н Путин угрожает Грузии военной интервенцией за предполагаемое укрывательство чеченских террористов, хотя почти все они прячутся на территории самой России. США после 11 сентября и Франция после терактов в метро в 1995 г. ужесточили антитеррористическое законодательство - Франция даже в большей степени, чем США - и перестроили работу разведки и правоохранительных органов. Как же красноречиво контрастирует с этим реакция г-на Путина на постигшие его страну беды!

Российская полиция, судя по всему, куда больше интересуется магнатами, чем террористами. На прошлой неделе, в разгар бесланского кризиса, Кремль пригрозил отобрать лицензию у крупного добывающего филиала 'ЮКОСа', что стало бы важным шагом к разукрупнению этого нефтяного гиганта. Если бывший босс 'ЮКОСа' Михаил Ходорковский, осмелившийся бросить вызов Кремлю сидит в камере старой, еще советской тюрьмы, то главный организатор чеченского терроризма Шамиль Басаев свободно разгуливает по Кавказу.

После новых политических перемен в большей безопасности будут чувствовать себя не россияне, а г-н Путин со товарищи. Постоянные гадания на кофейной гуще, действительно ли в руках президента сосредоточена огромная власть, или это иллюзия, которую предпочитают распространять посвященные, на наш взгляд, просто уводят от темы. Реальность заключается в скоординированных попытках построения централизованного государства китайско-советского образца, которое могло бы без помех использовать природные богатства страны в собственных интересах.

Официальные лица на Западе, в том числе и в США, говорят нам, что открытая критика в адрес России приведет к обратному результату. Но США и ЕС следует выработать последовательную позицию: сказать Кремлю, что для авторитарной России в западном мире места не найдется, что в этом случае ей лучше забыть о членстве в 'большой восьмерке' - клубе промышленно развитых демократических государств (а Россия сегодня не отвечает ни тому, ни другому критерию) - или о тесных контактах в военной и экономической сфере.

Кроме того, Россия должна понять, что за любую военную интервенцию против независимых государств Кавказа, в особенности Грузии, ей придется заплатить непомерную цену. Интересы Запада не ограничиваются гарантией бесперебойных поставок нефти или поддержанием иллюзорной стабильности. Он заинтересован и в том, чтобы Россия построила основы демократии, превратившись в мирного и надежного партнера США и Европы. Пока же она движется в противоположном направлении.