На этой неделе исполняется один год с тех пор, как, вернувшись из Ирака, я написала:

Сегодня визит в Ирак означает насильственное напоминание об очевидном: политически обусловленное насилие местных жителей против иностранцев не может быть остановлено военными способами. То, что было справедливо для французов в Алжире, англичан в Северной Ирландии, россиян в Чечне и израильтян на Западном берегу реки Иордан, оказалось справедливым и для временной коалиционной власти в Ираке. Несмотря на серьезные и впечатляющие военные меры, ситуация с безопасностью, по крайней мере в настоящий момент, продолжает ухудшаться.

С тех пор погибло около 700 американцев и, вероятно, как минимум в десять раз больше иракцев. Среднее количество нападений в день возросло с 22 до 87, и важнейшие части страны уже не контролируются США (или иракским правительством).

То, что начиналось как оппоцизия, превратилось в полноценное восстание. А у США по-прежнему нет политической стратегии, которая признала бы эту реальность. В результате военные вынуждены занимать неуверенную и непоследовательную позицию, в то время как солдаты гибнут понапрасну, а ситуация с безопасностью продолжает ухудшаться.

Отрезвляющая правда состоит в том, что путь к нестрашному окончанию иракской войны найти очень сложно, а может, и невозможно. США не могут использовать всю свою мощь для достижения безопасности, потому что тогда пострадают столько иракцев, что это станет провалом нашей миссии. У нас недостаточно дополнительных войск, чтобы послать их в Ирак и навести порядок путем подавляющего превосходства в численности. Силы безопасности Ирака еще долго не достигнут необходимого уровня. Отсюда парадокс: хотя главный приоритет - это достижение определенной степени безопасности, самый важный шаг на этом пути - изменение политического курса.

Нам необходим курс, который совершенно серьезно воспримет мнение иракцев о том, почему началась война и чего хотят США. Эти мнения - о том, что США просто хотят заполучить иракскую нефть, обеспечить безопасность Израиля и установить марионеточное правительство и постоянное военное присутствие, чтобы контролировать Ирак и весь регион, - неверны. Но твердые убеждения важны не менее фактов, посколько очень серьезно влияют на поведение. То, что мы воспринимаем как ряд трагических ошибок Америки, иракцы считают - и обоснованно, если смотреть на все их глазами, - доказательством злых намерений.

Если контроль над иракской нефтью не был нашей целью, спрашивают они, почему министерство нефти было единственным зданием (не исключая атомный комплекс Багдада), который американские солдаты охраняли от мародеров? Если США не хотят расчленить иракское государство, почему они распустили иракскую армию? Если США не собираются оставаться в стране, зачем они строят 14 'долговечных' военных баз? Если они не планируют контролировать политическую жизнь Ирака, почему они назначают премьер-министром человека, который два десятка лет числился в платежной ведомости ЦРУ? Если они не проводят классическую имперскую политику 'разделяй и властвуй', обостряя религиозные противоречия, почему они продолжают настаивать на точном соотношении шиитов, суннитов, курдов, туркменов, христиан и других в любом назначенном органе?

Для того, чтобы добиться успеха, США должны сделать все возможное, чтобы опровергнуть эти убеждения. Президент - ни больше ни меньше - должен официально и однозначно заявить, что США не сохранят постоянное военное присутствие в Ираке, и должен повторять это при любой возможности. Фраза 'долговечные базы' должна исчезнуть из употребления, а строительство постоянных объектов нужно приостановить. Необходимо создать прозрачный механизм, доказывающий, что доходы от иракской нефти не попадают в американские карманы, и быстро и откровенно ответить на вопросы, что произошло с этими доходами за прошедший год. Штат американского посольства нужно серьезно сократить и вывести за пределы Зеленой зоны (например, в Кэмп Виктори), чтобы подчеркнуть, что США уже не управляют страной, и что Америка и иракское правительство - это не одно и то же. Соседи Ирака должны подписать совместное заявление, обещая США и друг другу уважать территориальную целостность Ирака в пределах его настоящих границ. Кроме того, президент должен опровергнуть убеждение многих иракцев в том, что проводимые при оккупации выборы будут фальсифицированы, как можно чаще заявляя во всеуслышание, что США не отдают предпочтения ни одному кандитату или партии и примут любое правительство, избранное народом.

Что касается событий, здесь приоритетов три. Сейчас убийство американцев - вполне подходящее занятие для страны, где уровень безработицы достигает 60%. Следовательно, необходимо разорвать все сделки с неиракскими субподрядчиками, какие только возможно, и направить деньги и работу иракцам. Сейчас не то время, чтобы прибегать к обычной практике использования зарубежной помощи для создания экономического благополучия дома.

Еще одна экономическая задача - добиться скорого согласия Европы и России на прощение большей части иракского долга.

Самым сложным и самым важным шагом будет отказ от мысли, что подготовленная и обладающая огневым преимуществом иракская армия, слишком малочисленная и часто получающая приказы иностранцев убивать своих сограждан, в ближайшем времени сможет контролировать растущее насилие в Ираке. Нужно больше американских солдат, причем на улицах. Реальной альтернативы этому нет.

Наконец, американцы должны признать, что выборы - это не горшочек золота у основания радуги. В ситуации, в какой сейчас находится Ирак, они с одинаковой вероятностью могут привести к прогрессу или к хаосу. А без участия северо-западной трети Ирака, где в настоящее время кампания невозможна, результаты не будут признаны, и цель выборов не будет достигнута. Следовательно, с выборами нужно подождать, пока страна не станет достаточно безопасной для активного надзора ООН и участия всех избирателей.

Указать на недостатки и опасности каждой из этих мер несложно. Надежда на то, что они сработают, невелика. Однако эти меры будут означать серьезное изменение курса, курса, который приведет политику США в соответствие с суровыми фактами и позволит американским войскам действовать в такой политической обстановке, когда их жертвы могут увенчаться успехом.

Автор статьи - президент Фонда Карнеги за международный мир