Встреча президентов России и США в Братиславе, с моей точки зрения, призвана не продвинуть вперед российско-американские отношения, а прекратить их сползание к критическому уровню. Много накопилось разногласий. В последние годы, в частности, в последний год и несколько месяцев, почти все международные проблемы, которые возникали, становились предметом очень серьезных противоречий между Москвой и Вашингтоном, начиная с Ирака и заканчивая Украиной.

Мы близко подошли к кризису во время президентских выборов на Украине. Россия и США стояли на пороге кризиса и тогда, когда американцы начали военные действия в Ираке, а до этого хотели поставить вопрос о резолюции СБ ООН, грозились карами всем, кто наложит вето на предлагаемую ими резолюцию. Но стагнация - это тоже опасное состояние. Оно неизбежно ведет к скатыванию назад, сужению сотрудничества и нарастанию противоречий.

В отношениях России и Соединенных Штатов имеется огромное количество нерешенных проблем. Они мало обсуждаются. Стороны отделываются поверхностными коммюнике, заявлениями, соглашениями. Две великие державы в течение многих лет не подписали ни одного серьезного договора. Это, в общем-то, вина нынешней американской администрации, для которой не существуют международные договоры.

Но придерживаться такого принципа - значит, отрицать любые международные отношения. Потому, что со времен Гуго Гроция их тканью и плотью были международные договоры. Фиксировались совпадения интересов государств. Если американцы не хотят сотрудничать на договорной основе, следовательно, Россия должна это пробивать. А российская политика в этом плане, во-первых, безынициативная, во-вторых, нескоординированная. Министерство обороны, Совет безопасности, МИД, внешнеторговые организации действуют кто во что горазд, сами по себе.

Американцы будут критиковать российскую внутреннюю политику. И во многом правильно. Американская сторона будет требовать от Москвы поддержки их политики в Ираке и Иране. Здесь Америку можно в чем-то поддержать, но при этом жестко оговорить свою позицию, которая в основном совершенно обоснованная и совпадает с позицией Западной Европы.

Но есть аспекты, по которым Вашингтон также следует критиковать. Разве ядерные арсеналы исчезли? Мы что не договорились о новом сокращении наступательных стратегических вооружений в 2002 году? Причем приняли решение оформить это в форме договора. И ничего не сделали. В области соглашений по противоракетной обороне также ничего не сделано. От США исходит инициатива по созданию новых ядерных вооружений, которые рассматриваются к тому же как обычное оружие повышенной взрывной силы. Это очень опасное веяние.

Когда великие ядерные державы ничего всерьез не делают для сокращения своих ядерных арсеналов, а продолжают упирать на ядерное сдерживание, на доктрину первого ядерного удара и на модернизацию ядерного оружия, что можно ждать тогда от неядерных государств? Они смотрят на Соединенные Штаты, на Россию и решают, что им, наверное, тоже надо такое оружие приобрести. Особенно с учетом опыта Ирака. США напали на эту страну, свергли существовавший там режим. Я не говорю, плохой или хороший. Но это была неправовая силовая акция, без санкции Совета Безопасности.

А Северная Корея тут же заявила, что у нее есть силы ядерного сдерживания. Блеф - не блеф. В этом специалисты должны разбираться. И американцы сразу сняли все прямые угрозы в адрес Северной Кореи и начали с ней вести переговоры в рамках шестерки, чтобы уговорить ее отказаться от ядерной программы. Какой пример другим странам? Сделайте ядерное оружие или заявите хотя бы, что оно у Вас есть. С Вами будут разговаривать. А теперь Северная Корея и вовсе объявила о выходе из Договора о нераспространении ядерного оружия, из шестисторонних переговоров о прекращении ее разработок в области атома и о том, что она создала ядерное оружие.

Вопросы нераспространения оружия массового уничтожения, как в общем, так и конкретном плане, вне всякого сомнения, будут рассматриваться на предстоящей в Братиславе встрече российского и американского президентов. Конкретно, я полагаю, предметом обсуждения станут ядерные программы Ирана. Соединенные Штаты, как известно, усиливают давление на Иран. И в связи с тем, что Иран делает в области своих ядерных программ, и потому, какую Иран занимает позицию по Ираку. Вашингтон беспокоит, что Иран поддерживает Хасбалах. А международный терроризм не состоит из разрозненных организаций, являющихся островами. Там и Хамаз, и Аль-Каида.

Видя, грубо говоря, что Россия доверяет Ирану в том, что его ядерная энергетика носит мирный характер, а Соединенные Штаты не доверяют, Европа, что весьма положительно, выступила в качестве третейского судьи. Крупнейшие европейские державы - Германия, Франция и Великобритания - взяли на себя инициативу урегулировать вопрос с иранской ядерной программой большим пакетом соглашений, которые выходят далеко за пределы чистой энергетики. Он включает и дипломатические аспекты, и вступление Ирана в международную торговую организацию, и капиталовложения, и выход европейских фирм на иранский рынок.

Все это предлагается Ирану в качестве вознаграждения за то, чтобы он отказался от тех элементов своей ядерной программы, которые полностью разрешены Договором о нераспространении ядерного оружия, но имеют двойное назначение. Россия гарантирует поставки ядерного топлива в Бушер на АЭС и в последующем вывоз отработанного топлива. Российская позиция, таким образом, дополняет европейскую. Так как Европа - ближайший союзник США, надо полагать, что она оказывает определенное влияние на курс Вашингтона.

Алексей Арбатов - директор Департамента международной безопасности Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО РАН)