Вашингтон и Москва вчера договорились бороться с террористической угрозой. Исчезновение из России ядерного топлива выглядит угрожающе

'Сегодня риск велик как никогда'. Уильям Вондер (William Wander), сотрудник Национальной администрации по ядерной безопасности министерства энергетики США говорит об этом без обиняков. Этот риск вытекает из незаконной транспортировки ядерного сырья из России. В контексте последовавших за 11 сентября 2001 года событий и террористической угрозы, пугающей всех американских граждан, США как никогда считают, что находятся под угрозой. Тем более что за десять последних лет положение изменилось: 'В связи с демилитаризацией большого количества радиоактивного сырья и поведением 'стран-изгоев', угроза появления грязной бомбы, которая раньше никогда не воспринималась всерьез, стала вызывать реальную озабоченность', - подчеркивает Жан-Пьер Концен (Jean-Pierre Contzen), бывший руководитель МНТЦ Европейской комиссии. Поскольку, в отличие от атомной бомбы, достаточно нескольких граммов радиоактивного вещества, чтобы изготовить 'грязную бомбу', не обладающую большой мощностью, но способную посеять панику.

И недавние заявления американского сенатора Джона Рокфеллера (John Rockefeller), утверждавшего, ссылаясь на отчет ЦРУ, что 'половина российского ядерного сырья не учтена' и может находиться в руках террористов, отнюдь не успокаивают. Напрасно Михаил Мирошниченко, Возглавляющий Федеральную службу по экологическому, технологическому и ядерному надзору, тут же опроверг эту информацию, утверждая, что 'система безопасности российских предприятий, производящих радиоактивные материалы, в настоящее время находится на высоте', вопрос совсем не так прост.

'Мы не можем полностью избежать возможности того, что радиоактивные материалы или технологии, позволяющие создавать ядерное оружие, не окажутся в руках террористов', - признал в сентябре прошлого года российский министр атомной энергетики Александр Румянцев во время проходившей в Вене встречи в рамках американо-российской программы Global Threat Reduction Initiative (снижение мировой ядерной угрозы). Согласно отчету ЦРУ американскому Конгрессу, на многих российских предприятиях 'имели место' случаи кражи ядерных материалов. Однако Россия не одна находится под обстрелом. Независимые республики, на территории которых находится ядерное оружие, такие как Украина, Казахстан и Белоруссия, даже если они отказались от использования ядерного оружия, тоже представляют реальную угрозу.

Распад советской империи в 1991 году и найденные в 1994 году в багаже в мюнхенском аэропорту 363 грамма плутония 239 заставили все еще напуганную чернобыльской катастрофой Европу мобилизоваться. Так в начале 90-х годов появилась программа двустороннего сотрудничества с Россией в ядерной области в рамках более широкой программы 'Tacis'.

Американский взгляд на проблему в то время был несколько иным. Навязчивой идеей американцев было нераспространение ядерного оружия, и они стремились передать радиоактивные материалы в ведение гражданских властей. Европа имела на этот счет другую точку зрения, предпочитая передать ядерное сырье под контроль военных и тем самым гарантировать, что оно не окажется в руках иностранных государств. Так роли в Большой Семерке разделились. Европа должна была обеспечивать безопасность в ядерной области и контроль над ядерным сырьем, а США - нераспространение ядерного оружия и физическую защиту ядерных объектов. Обе программы сотрудничества внедрялись параллельно.

Сегодня, когда Европа только что отпраздновала десятилетний юбилей этой программы в МНТЦ Европейской Комиссии в Испре (Италия), наступило время подведения итогов. Около двух тысяч российских, казахских и украинских экспертов прошли курс повышения квалификации в Европе, а затем в подмосковном Обнинске,. При помощи Института ядерных исследований в Карлсруэ 'Европа разработала уникальную базу данных, включающую в себя все секретные производства европейской промышленности. Они заинтересованы в сотрудничестве, чтобы доказать, что инкриминируемые им материалы не имеют к ним никакого отношения', - поясняет Пьер Фригола (Pierre Frigola) из Главного управления по работам в области атомной энергии Европейской Комиссии. Россия, со своей стороны, предоставила все спецификации по сырью, имеющемуся на российских объектах.

Именно с точки зрения инвентаризации результаты выглядят наиболее успешными. 'Десять лет назад русские были не в состоянии подсчитать объемы своего ядерного сырья и старались делать так, чтобы данные совпадали с официальными показателями КГБ, - рассказывает Пьер Фригола. - С тех пор как мы создали реестр, они уже могут сказать, что у них имеется'. Но в других областях предстоит добиться еще многого. Хотя бы иметь возможность определять наличие ядерных материалов при пересечении границ. 19 декабря 2003 года МАГАТЭ распространило свои технические спецификации для подобных материалов. 'Некоторые аэропорты уже оборудованы детекторами, и уже осуществляется программа по оборудованию российских наземных границ с сопредельными странами из состава бывшего СССР', - объясняет Паоло Перрани (Paolo Perrani), представитель европейской исследовательской лаборатории Перла в Испре, работающей над их созданием.

Отдавая себе отчет в том, что поставлено на карту в этом сотрудничестве, Европа готова как можно скорее сделать все от нее зависящее. В ближайшие три года на контроль над ядерными материалами будет выделено 20 миллионов евро, т.е. столько же, сколько было израсходовано за прошедшие 10 лет. Именно этой задаче будет уделено наибольшее внимание в будущем. Расходы на обеспечение ядерной безопасности (354 миллиона евро на три года) останутся стабильными.

Со своей стороны американцы, которые 10 лет назад взяли на себя обязанность физической защиты ядерных объектов, тоже отмечают кое-какой прогресс в этой области. Начиная с 1994 года, половина из 250 ядерных объектов бывшего Советского Союза усилили соблюдение мер безопасности в рамках этой двусторонней программы. Однако это касается всего 5% из 150 военных объектов, где имеются ядерные боеголовки. Так российский ядерный арсенал насчитывает сегодня примерно 4 000 боеголовок, размещенных на морских или наземных межконтинентальных баллистических ракетах или стратегических бомбардировщиках. Что дало повод Чарльзу Кертису (Charles Curtis), председателю рабочей группы The Nuclear Threat Initiative, для следующих размышлений: 'При нынешних темпах понадобится еще десятилетие, чтобы обеспечить безопасность всех российских ядерных материалов'.

В плане нераспространения ядерного оружия результаты еще менее утешительны. Продлевая действие договоров по ядерному разоружению Старт I и Старт II, между США и Россией в сентябре 2000 года были подписаны соглашения, согласно которым каждая из сторон должна была уничтожить 34 тонны плутония военного назначения, оставшегося от времен холодной войны и считающегося излишним для необходимой обороны. По оценкам, общие запасы плутония в России составляют 150 тонн. Но пока что не принято никакое конкретное решение относительно его уничтожения из-за отсутствия финансирования. И невозможно сказать, сколько потребуется времени, чтобы довести дело до конца.