Транзитный коридор процветает, обостряя аппетит иностранцев. В регионах продолжаются волнения.

На карте, висящей в офисе Алекса Топурии, Грузия теряется под сетью красных и зеленых стрелочек, отмечающих пересекающиеся торговые пути между Европой и Азией. Для компании Топурии, Silk Road Group SA, занимающейся логистикой, его родная страна раньше была лишь известным транзитным коридором. Инвестиции в страну, раскинувшуюся на побережье Каспийского и Черного морей, казались чем-то немыслимым.

После прихода к власти нового правительства ситуация изменилась. Спустя полтора года после того, как Михаил Саакашвили стал президентом, Грузия начинает подниматься.

Топурия считает, что теперь сюда наконец-то можно спокойно вкладывать деньги. Они с партнерами планируют тратить 10 млн. долларов ежегодно на приобретение активов в Грузии, несмотря на сохраняющиеся проблемы, связанные с затяжными региональными конфликтами в стране. 'Сейчас действительно стало лучше, - говорит предприниматель. - И главная причина этого - в самом правительстве'.

Пока грузины вроде Топурии, получившие образование за границей, возвращаются, чтобы инвестировать в растущую экономику страны, бесстрашные иностранные инвесторы тоже начинают проникаться Грузией.

Нью-йоркский хеджевый фонд Firebird Management LLC, специализирующийся на бывших советских республиках, в прошлом году приобрел 14% Банка Грузии, второго по величине коммерческого банка страны. Российская угольно-металлургическая группа ООО 'Евразхолдинг' согласилась выложить 132 млн. долларов за государственную марганцевую шахту. Американо-швейцарская компания недавно приобрела для реконструкции президентскую резиденцию.

Благодаря подобным сделкам прямые иностранные инвестиции в страну в 2004 году составили 438 млн. долларов, увеличившись в пять раз по сравнению с 2001, сообщает Международный валютный фонд. В нынешнем году грузинское правительство прогнозирует рост этого показателя еще на 6%. Но хотя объем капиталовложений значителен, он блекнет по сравнению с соседней Россией, которая в прошлом году привлекла 9,42 млрд. долларов, и даже с Казахстаном, инвестиции в который за первые девять месяцев 2004 составили 3,92 млрд. долларов.

Саакашвили, выпускник Колумбийского университета в Нью-Йорке, добивается расположения инвесторов, упрощая налоговое законодательство, приватизируя государственные корпорации и назначая на правительственные должности технократов, получивших образование на Западе.

В январском обзоре МВФ похвалил правительство Саакашвили, добавив, что грузинским чиновникам необходимо поддерживать высокий уровень сбора налогов, улучшать базовые услуги и реформировать судебную систему, чтобы сохранить стабильный рост экономики.

'Это может казаться рискованным, но если не торопясь изучить и понять эту страну, инвестиции увеличатся, - говорит Иэн Хейг (Ian Hague), менеджер Firebird, отвечавший за сделку с Банком Грузии. - Это просто вопрос времени'.

Ожидается, что туризм возродится и станет основным локомотивом экономики. Туристическая отрасль зачахла после того, как Абхазия, самый популярный курортный район Грузии, попыталась отделиться, что привело к гражданской войне, в которой бои дошли даже до Тбилиси. Но сегодня туристы понемногу начинают возвращаться, а инвесторы раскупают старые советские гостиницы, чтобы превратить их в пятизвездочные отели.

Некоторые, впрочем, настроены скептически. 'Туризм будет основой грузинской экономики, но он не сможет развиться полностью, пока не решен вопрос мятежных республик', - считает посол США в Грузии Ричард Майлз (Richard Miles).

Грузия, по размеру немного уступающая Чехии, была одной из самых благополучных республик СССР, благодаря защищенному рынку сбыта для своего чая и вин и привлекательности ее черноморского побережья для отпускников. После того, как Россия открыла границы для импорта из других стран, Грузия потеряла свою долю на рынке сельскохозяйственной продукции.

На протяжении нескольких лет после распада Советского Союза Топурия, коммерческий директор и совладелец Silk Road, считал Грузию чем-то вроде полосы препятствий из противоречивых правил, частых отключений электричества и больших потерь продукции, что задерживало поставки сырой нефти и нефтепродуктов из Каспийского бассейна на международные рынки.

'До революции нам даже в голову не приходило, что инвестиции когда-нибудь станут возможными', - говорит он.

Опыт AES Corp., когда-то крупнейшего иностранного инвестора в Грузии, является вопиющим примером плохого экономического управления того периода. Потратив более 250 млн. долларов на приобретение и развитие электроэнергетической компании в Тбилиси, в сентябре 2003 американская корпорация продала свои активы с убытком. Деятельность AES в Грузии оказалась нерентабельной, потому что она не смогла заставить потребителей электроэнергии, включая государственные предприятия, платить по счетам.

Но эта тенденция изменилась, показывая, что риски, связанные с администрацией бывшего президента Эдуарда Шеварднадзе, сократились. В ноябре 2003 года Саакашвили штурмовал парламент и раздавал розы. Многие считают, что так называемая 'революция роз' ознаменовала конец беспокойного и коррумпированного правления Шеварднадзе.

На настоящий момент богатые нефтью Россия и Казахстан, чьи показатели роста измеряются двухзначными цифрами, монополизировали интерес инвесторов, вкладывающих деньги в этот регион. Но российская экономика демонстрирует признаки застоя, поскольку правление президента Владимира Путина становится все более централизованным, а высокие цены на нефть притупили осознание необходимости срочных реформ. Инвесторы начинают перемещаться на Украину, где в прошлом году к власти пришел лидер оппозиции Виктор Ющенко, и в Грузию.

'Экономические возможности в Грузии гораздо выше, чем в России, - заявил министр экономики Каха Бендукидзе. - У нас нет нефти'.

Но основные политические проблемы сохраняются. Прошлой весной, когда еще одна мятежная республика, Аджария, попыталась отделиться, Саакашвили ввел экономическую блокаду. Это стало кошмаром для Silk Road. Танкеры, ожидающие погрузки в аджарском порту, пришлось перебазировать. Саботажи временно парализовали работу железной дороги.

Конфликт попал в заголовки международных газет, и обеспокоенные клиенты завалили сотрудников компании звонками, требуя постоянного уточнения информации. Но Саакашвили быстро установил контроль над Аджарией, экономическую блокаду скоро сняли, и Silk Road возобновила деятельность в нормальном режиме.

Столкновение стало неизбежным последним вздохом умирающей эры в грузинской политике, считает Топурия. Silk Road ('Шелковый путь') названа в честь древнего торгового пути, соединявшего Китай со Средиземноморьем. В прошлом году компания перевезла 2,6 млн. метрических тонн грузов, а ее выручка, по словам Топурии, составила 200 млн. долларов.

Топурия и его партнеры понимают, что в конце концов нефть будет транспортироваться по трубопроводам. Один из них British Petroleum сейчас строит по маршруту Баку-Тбилиси-Джейхан. Ввод в эксплуатацию намечен на середину нынешнего года. А потому Silk Road расширяет свою деятельность, поставляя на местные рынки нефтепродукты и импортированные замороженные продукты, а также доставляя китайские товары на западные рынки.

Компания даже вложила деньги в недвижимость. Он планирует реконструировать гостиницу 'Иверия' в центре Тбилиси, где раньше располагались беженцы. Так из символа раздираемой войной Грузии отель превращается в символ надежды на возрождение страны.

'Сейчас наступило время, когда Silk Road может вернуться домой, - говорит Дэвид Боргер (David Borger), вице-президент по развитию бизнесу. - Раньше бизнес велся не в Грузии. Грузия была просто местом транзита'.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.