В понедельник российский президент Владимир Путин произвел перестановки в составе кабинета, назначив главу кремлевской администрации Дмитрия Медведева и министра обороны Сергея Иванова вице-премьерами. Иванов сохранил свой министерский портфель, а новым главой Администрации президента стал губернатор Тюменской области (Сибирь) Сергей Собянин. Кроме того, президент заменил своих полномочных представителей в двух федеральных округах: в Приволжском округе место Сергея Кириенко занял прокурор Башкирии Александр Коновалов, а полпредом в Дальневосточном округе вместо Константина Пуликовского стал мэр столицы Татарстана Казани Камиль Исхаков.

В российских СМИ эти кадровые перестановки расцениваются как очередной шаг Путина по консолидации власти и одновременно способ укрепить позиции его будущего преемника, которым должен стать либо Иванов, либо Медведев. Однако у этих событий есть и иной подтекст: возможно речь идет о пересмотре российской политики на Дальнем Востоке. А это, в свою очередь, не пройдет без существенных последствий для Китая.

Комментируя назначение Собянина главой Администрации президента, Путин заметил: 'как говорится, 'богатство России должно прирастать Сибирью', - думаю, что сибиряки лучше всего и знают, как это делать'. Кроме того, Собянин получил этот пост благодаря его тесным связям с Кремлем, репутации эффективного управленца и человека, способного 'навести мосты' между центральной, региональной и местной властью. Однако ремарка Путина также позволяет предположить, что в Москве вновь усилился интерес к богатому сырьевыми ресурсами российскому Дальнему Востоку - а возможно и к отношениям со странами Дальневосточного региона.

Особого внимания в этом смысле заслуживает смещение Пуликовского. Пока неясно, какой будет его новая должность: в российских СМИ попросту сообщается, что Пуликовский и Кириенко переведены на 'другую работу'. Пуликовский выполнял функции 'человека Кремля' на Дальнем Востоке с мая 2000 г.; на его счету множество встреч с официальными лицами из Северной Кореи и Китая. Но постепенно стало возникать ощущение, что Пуликовский больше заинтересован в сохранении собственного влияния и влияния своих экономических 'союзников', чем в неукоснительном отстаивании интересов Москвы в регионе.

Смещение Пуликовского, несомненно, станет 'ушатом холодной воды' для Пхеньяна: полпред часто встречался с северокорейским лидером Ким Чен Иром. Первоначальная реакция северокорейской стороны, как обычно, выглядит подчеркнуто безучастной: она не ожидает серьезных изменений политического курса (по крайней мере, именно это утверждается в публичных заявлениях). Тем не менее, увольнение Пуликовского, судя по всему, застало Пхеньян врасплох, и сегодня официальные круги Северной Кореи пытаются понять, какие перемены их ждут с приходом Исхакова. Вероятно, Москва лишится тесного личного контакта с Ким Чен Иром, который наладил Пуликовский, но не исключено, что это как раз даст ей возможность пересмотреть характер отношений с Пхеньяном и оказывать на него больше влияния.

Впрочем, самые серьезные последствия этих событий, по всей вероятности, ощутит на себе Пекин. Перестановки во власти стали в понедельник не единственной новостью. СМИ сообщили также, что ФСБ арестовало Игоря Решетина, директора российской фирмы 'ЦНИИМАШ-Экспорт', специализирующейся на ракетных технологиях, за продажу Китаю секретной информации. Это событие, возможно, нанесет серьезный удар отношениям между Пекином и Москвой - по крайней мере, их закулисным аспектам, поскольку публичных конфликтов обе стороны, скорее всего, постараются избежать. Тем не менее, в совокупности кадровые перестановки на Дальнем Востоке и арест российского гражданина по обвинению в шпионаже в пользу Китая говорят о том, что Пекину, возможно, предстоит столкнуться с серьезными трудностями.

Китай старается мирным путем обеспечить себе комфортабельную 'нишу' на международной арене, сотрудничая с Соединенными Штатами, чтобы получить свободу рук и выиграть время для решения насущных внутриполитических и экономических проблем. Отношения Пекина с Москвой можно расценить как хорошие, но не блестящие: китайское руководство активно маневрирует между Россией и Соединенными Штатами. После окончания Холодной войны Китай и Россия подумывали о так называемом 'стратегическом партнерстве' для сопротивления, а то и противостояния 'однополярному' миру во главе с США. Впрочем, в полной мере эта идея так и не была реализована. В отношениях между двумя соседними странами по-прежнему преобладают скорее соперничество и взаимное недоверие, чем реальная общность интересов.

По некоторым направлениям стороны добились определенного прогресса, - достаточно вспомнить о демаркации китайско-российской границы или создании Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) с участием центрально-азиатских государств - но даже по многим из этих 'совместных проектов' между ними существуют разногласия. Они касаются, в частности, будущего характера ШОС, роли, которую каждая из стран должна играть на шестисторонних переговорах по северокорейской ядерной программе, и даже масштабных совместных учений, которые они недавно провели.

Противоречия между Россией и Китаем только усилились после смены руководства в Пекине. Политический курс нынешнего председателя КНР Ху Цзиньтао куда больше нацелен на укрепление влияния и защиту национальных интересов страны путем интеграции, чем линия его предшественника Цзян Цзэминя. Москва не сразу осознала факт подобной эволюции и продолжала вести себя так, будто линия Цзяна оставалась в силе. Это приводило к недоразумениям, а зачастую и к разнобою в заявлениях и намерениях в ходе осуществления двусторонних и многосторонних инициатив.

Подобная двусмысленная ситуация была в какой-то степени выгодна Китаю, который мог использовать отношения с Россией в качестве 'козырной карты' на переговорах с американцами - не испытывая при этом реального беспокойства относительно влияния Москвы на Дальнем Востоке и ее вмешательства в дела этого региона. Но если теперь Москва действительно обратила пристальное внимание на восток, стратегическое пространство для маневра у Пекина скоро сузится. Китай пытается заключить 'сделку' с Вашингтоном, чтобы ослабить давление извне на тот период, пока в стране проходит глубокая социально-экономическая реструктуризация. Изменение курса Москвы создаст для Пекина новую ситуацию, что вынудит его частично пересмотреть свои планы, и, возможно, даже отложить внутренние реформы - а это способно усугубить проблемы, с которыми сталкивается Китай.

В общем, сказать, что 'на восточном фронте без перемен' уже нельзя. Так что, когда на этой неделе лидеры России, США и Китая прибудут в Южную Корею на саммит стран Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС), все внимание наблюдателей, скорее всего, будет приковано не к традиционным для этого форума вопросам о свободной торговле и северокорейской ядерной программе, а к возвращению России на политическую арену Северо-восточной Азии в роли одного из ключевых игроков. А это означает, что на предстоящий саммит АТЭС станет куда более увлекательным и важным событием, чем предыдущие.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.